Евреи Львова

Еврейский Львов идиш לעמברג, לימבעריק‎ в литературном языке произносится Лемберг, в простонародном языке галицийских евреев произносился Лимбэ́рик.

В течение всей истории во Львове проживала большая еврейская община, составлявшая накануне Холокоста около 30 % городского населения. На долю евреев Львова выпали большие испытания, но все же периодов добрососедства с другими жителями Львова было больше, чем вражды и ненависти. В силу исторических и культурных особенностей, история львовского еврейства шла своим, особым путем, часто переплетаясь с историей соседей.

Содержание

XIV—XVI века

Полагают, что евреи-раббаниты и караимы из Византии и юго-востока Европы поселились во Львове вскоре после его основания (приблизительно в 1256 г.). В 1340 г. Казимир III Великий завоевал Львов, и евреи города получили те же привилегии, какими пользовались другие еврейские общины Польши. Переселение во Львов евреев из Германии и Богемии привело к преобладанию в еврейском населении Львова ашкеназов и определило восточноевропейский характер его еврейской общины.

Во второй половине 14 в. в городе образовались две отдельные общины, просуществовавшие самостоятельно вплоть до последнего десятилетия 18 в.: одна — численно более крупная, из выходцев из западнославянских земель, общественно менее развитая, обосновалась в 1352 г. в пригороде Краковское предместье, другая, — из выходцев из Византии и Киевской Руси находившаяся в самом городе (впервые упоминается в 1387 г.), занимала так называемую Еврейскую улицу. Каждая община имела собственное самоуправление. В 1550 г. они насчитывали соответственно 559 человек и 352 человека, имели отдельные синагоги и другие религиозные и общинные учреждения; они даже избегали жениться друг на друге, однако кладбище (впервые упоминается в 1441 г.) было общим для обеих общин, а также для караимов, проживавших до 1475 г. в обособленном селении близ Краковского предместья.

Евреи Львова играли заметную роль в экономической жизни города, бывшего тогда важным центром транзитной торговли Польши с Турцией и ее европейскими и малоазиатскими владениями. Они занимались также внутренней оптовой торговлей, арендой поместий, были кредиторами польских королей и галицийской знати и откупщиками налогов. Во второй половине 16 в. во Львове действовал банкирский дом португальских евреев-сефардов Иосифа Наси. Однако большинство евреев были лавочниками, коробейниками и ремесленниками. Торговые права евреев основывались на дарованных польскими королями грамотах, отмены или ограничения которых постоянно требовали купцы христианской веры.

Король Ян Альберт ограничил оптовую торговлю евреев скотом и текстильными изделиями (1493), но Александр Ягеллон в 1503 г. и 1506 г. восстановил их прежние права. Сигизмунд I Старый то расширял (1515), то ограничивал эти права, в 1527 г. отменил все ограничения, но в том же году восстановил их. В 1581, 1592 и 1602 гг. между общиной Львова и городской управой заключались соглашения, регулировавшие торговые права евреев. Возобновление этих соглашений в 17-18 вв. сопровождалось протестами торговцев — христиан. К началу 17 в. еврейским ремесленникам удалось создать собственные цехи.

XVII—XVIII века

Львов являлся административным центром Червонной Руси (современная Западная Украина) и Подольско-Брацлавского района, еврейские общины которых имели представителей в Ва‘ад четырех земель. Некоторые из этих представителей играли важную роль в деятельности Ва‘ада: М. П. Хариф (1625—1702), главный раввин Львова, был его председателем в 1685 г.; А. Рапопорт (1584—1651), на протяжении более 40 лет возглавлявший Львовскую иешиву, ведал также сбором пожертвований в фонд поддержки еврейского населения Эрец-Исраэль (Палестины); М. С. Э. де Иона (умер в 1702 г.), придворный врач Яна III Собеского, исполнял обязанности парнаса при Ва‘аде четырех земель и занимал другие важные общественные посты.

Система выборов в руководящие органы общины привела к тому, что занимать должности (как правило, на продолжительные сроки) могло только небольшое число представителей знатных и богатых семей. В 1600—1606 гг. общине Львова пришлось вести тяжбы и ожесточенную борьбу с орденом иезуитов, претендовавшим на право владения участком, на котором в 1582 г. на средства И. Нахмановича (умер в 1595 г.) — главы общины Львова и представителя еврейских общин «земель русских» (Червонной Руси и Волыни) при Ва‘аде четырех земель — была построена роскошная синагога (просуществовала до Холокост).

Обе общины Львова сильно пострадали при осадах города казаками Богдана Хмельницкого (1648-49) и последующих войн второй половины 17 в. — начала 18 в.; особенно тяжелый ущерб был нанесен общине Краковского предместья. Борьба христианского населения Львова против евреев, занимавших видное место в торговле и ремеслах, продолжалась, несмотря на активное участие евреев в обороне города (главным образом в отражении атак русских войск в ходе русско-польской войны 1654-67 гг.). Иногда горожане заступались за евреев. Так, они отказались выдать их казакам Хмельницкого, а также русским войскам в 1655 г.; опасность, угрожавшая еврейскому населению Львова, была предотвращена уплатой крупного выкупа. Тем не менее, в 1664 г. при погроме в Краковском предместье погибло свыше ста евреев, и многие дома были разрушены.

Некоторые магнаты и представители шляхты оказывали поддержку евреям, выступая против требований горожан запретить евреям селиться вне гетто и ограничить размеры их торговли, и высоко ценили пользу, которую евреи приносили как государственной казне, так и личному хозяйству помещиков. Хотя изданный в 1656 г. Яном II Казимиром запрет сдавать евреям в аренду дома и лавки за пределами еврейского квартала был подтвержден в 1709 г. городскими властями Львова, а в 1710 г. королем Августом II, евреям удавалось обходить его. В 1738 г. число «недозволенных» еврейских лавок достигло 71.

Борьба между ортодоксами и саббатианцами

Возбуждение, охватившее ряд восточноевропейских еврейских общин с появлением саббатианства, и порожденные им распри коснулись также общины Львова. Положительное отношение раввина Львова — одного из высших духовных еврейских авторитетов Польши 17 в. Давида бен Шмуэля ха-Леви к движению Саббатая Цви и выступление львовского каббалиста Нехемии ха-Кохена против претензий последнего на мессианство потрясли евреев города и взволновали еврейскую общественность далеко за пределами Червонной Руси.

Конфликт в общине обострился после краха саббатианского движения. В 1722 г. сторонников движения предали херему (отлучение ивр.). 32 года спустя львовская община была вновь взбудоражена посещением Лейба Крысы (после крещения — Ян Доминик Крысинский), распространителя учения Якоба Франка. Франк прибыл во Львов в конце 1755 г., но по требованию правления еврейской общины был вынужден покинуть город, а летом 1756 г. на его последователей была наложена анафема.

Позднее Львов стал центром борьбы франкистов и ортодоксальных евреев. В ноябре 1757 г. на городской площади были сожжены собранные отовсюду фолианты Талмуда; в 1758 г. франкисты опубликовали во Львове девять догматов своей веры, а в 1759 г. — обращения членов их движения, просивших крестить их; 12 июля — 10 сентября 1759 г. состоялся нашумевший диспут между последователями Франка, возводившими на евреев кровавый навет, и виднейшими раввинами юго-восточной Польши, которых возглавлял раввин Львова и округа Хаим бен Симха ха-Кохен Рапопорт (1700-71). До января 1760 г. во Львове крестилось свыше 500 франкистов, в том числе сам Я. Франк, его жена и дети.

Кризис во второй половине XVII в.

Во второй половине 17 в. многие евреи Львова (в первую очередь жители Еврейской улицы) из-за перенаселенности их кварталов стали переселяться в принадлежавшие польским аристократам города Жолкву, Сверж, Бучач, в конце 17 в. — в Броды. В 1710 г. во Львове в результате волнений в связи с кровавым наветом была убита еврейка; в 1728 г. был казнен глава иешивы Х. Рейцес (родился в 1687 г.), которого вместе с братом (повесился в тюрьме) обвинили в том, что они склонили к возвращению в иудаизм еврея-выкреста.

Внутриобщинные распри, порожденные недовольством постановлениями о распределении налогов, о выборах раввинов и т. п., привели к усилению вмешательства городских властей в общинные дела. Авторитет общинного управления Львова пошатнулся и из-за сужения границ его влияния после присоединения Подольской земли к Турции (1672-99) и отказа окружного ва‘ада подчиниться юрисдикции львовской общины и ее раввина (1720).

Экономическое положение общины Львова заметно пострадало вследствие выплаты военных контрибуций, а нападения и грабежи в ходе Северной войны 1700-21 гг. (особенно при вторжении шведов в 1704 г.) привели общину к финансовому краху. Правление общины, после роспуска Ва‘ада четырех земель (1764) состоявшее из семи выборных старост, не могло вовремя вернуть городским властям и католической церкви взятые им крупные займы и в 1770 г. обанкротилось (еще в 1874 г. долги общины составляли около 500 млн. злотых).

По властью Австрии

С присоединением Львова к Австрии (1772) борьба христианского населения за ограничение прав евреев на жительство и торговлю получила поддержку австрийских властей. В 1798 г. право на проживание вне еврейского квартала было предоставлено только некоторым богатым и образованным коммерсантам, которые продавали товары австрийского производства, располагали имуществом не менее чем в 30 000 гульденов и владели немецким языком.

По Указу о терпимости, изданному императором Иосифом II в 1789 г. для евреев Галиции, городская и пригородная общины Львова (уже во второй половине 18 в. формально объединившиеся) были объединены официально. Еврейское население Львова увеличилось с 18 302 человек в 1800 г. до 26 694 человек в 1869 г., а к 1910 г. — до 57 000 человек (27,8 % всего населения Львова). В 1820 г. из всего трудоспособного еврейского населения города 55 % было занято торговлей (главным образом розничной), а 24,5 % — ремеслами. В руках крупных еврейских коммерсантов сосредоточились оптовая торговля с Россией и поставки для австрийской армии; некоторые из них заложили также основу промышленности и банковского дела во Львове.

Раввины Львова

Из ортодоксальных раввинов Львова, руководивших духовной жизнью общины в 17 в. — начале 19 в., особой известностью пользовались Давид бен Шмуэль ха-Леви (см. выше), занимавший должность раввина в 1654-67 гг.; Ц. Х. Ашкенази (Хахам Цви) — в начале 1718 г.; Я. И. Фальк (1680—1756) — в 1718-24 гг.; Хаим Иехуда Лейб Эттингер (умер в 1739 г.) — с 1717 г. глава львовской иешивы, с 1730 г. раввин Львова; Х. Рапопорт — в 1741-71 гг.; М. Марголиот (умер в 1790 г.), возглавлявший окружной бет-дин в 1755-57 гг. и способствовавший распространению хасидизма в Галиции; Ш. Хелм (родился, по-видимому, в 1715 г.- умер в 1781 г.) — в 1771-77 гг.; М. Орнштейн (по-прозвищу Старший, умер в 1787 г.) — в 1777-87 гг.; Я. М. Орнштейн (1775—1839) — в 1805-39 гг.

Хасидизм

, проникший во Львов в конце 18 в. несмотря на яростное сопротивление ортодоксальных раввинов, пользовался поддержкой правления местной общины и раввина города Ц. Х. Розанеса (1733—1804). В начале 1830-х гг. была основана первая хасидская синагога во Львове, к 1838 г. в городе насчитывалось семь таких синагог.

Движения еврейского просвещения

Движение еврейского просвещения Хаскалы, ранним поборником которого во Львове явился Н. Х. Хомберг (1749—1841; с 1787 г. главный правительственный инспектор немецко-еврейских учебных заведений в Галиции), натолкнулось на сильное сопротивление ортодоксального населения города.

Основанные Хомбергом около 1787 г. семь школ и учительская семинария, в которых преподавание велось главным образом на немецком языке, были в 1806 г. закрыты указом правительства. Однако херем, в 1816 г. объявленный анонимной группой ортодоксов львовским маскилим (в частности, Ш. И. Л. Рапопорту и И. Эртеру), был по требованию властей отменен. Значительный вклад в рост движения Хаскалы во Львове внесла группа просветителей, во главе которой стояли публицист А. М. М. Мор (1815-68), гебраист и литературный критик Я. Бодек (1819-55), юрист И. Блюменфельд (1801-78).

Поддерживаемые австрийскими властями приверженцы Хаскалы и сторонники умеренной ассимиляции основали Общество по содействию прогрессу галицийских израэлитов и превратили Львов в центр просвещения и культуры для евреев Австрии и для еврейской молодежи зарубежных стран. Игнорируя устав о выборах в правление общины, власти в 1842 г. назначили общинный совет во главе с И. Блюменфельдом. К этому времени относится и широкая просветительская деятельность, которую развернули во Львове (наряду с Ш. И. Л. Рапопортом и И. Эртером) М. Леттерис, публицист и исследователь И. Кохен-Цедек (1827—1903), писатель И. Л. Мизес (1798—1831) и другие.

С начала 1840-х гг. главенство в общине Львова на долгое время перешло к сторонникам Хаскалы и движения за реформизм в иудаизме. В 1844 г. во Львове был открыт так называемый темпль (синагога реформистской конгрегации), куда проповедником был приглашен из Хоэнемса (Австрия) ученик Н. Х. Хомберга Аврахам Кон (1807-48).

Сопротивление ортодоксальной части еврейского населения Львова, возглавляемой раввином Ц. Х. Орнштейном (умер в 1888 г.), нововведениям Кона возросло после того, как последний был в 1846 г. назначен раввином Львовского округа. Кона и его сына отравили по наущению ортодоксальных раввинов. В причастности к смерти Кона и его сына были заподозрены Орнштейн и его сподвижник в борьбе с реформизмом Я. Н. Х. Бернштейн (1813-73). Попытки общины освободить раввинов не увенчались успехом. Резонанс был настолько велик, что власти боялись брать взятки. Раввины пробыли год в заключении. После чего был арестован, судим и приговорен к смертной казни действительный убийца-отравитель, некий Берл Пилпел; однако ему удалось бежать из тюрьмы.

Пост проповедника в конгрегации львовских маскилим занимал в 1856-60 гг. раввин Ш. А. Швабахер (1819-88), читавший проповеди на немецком языке. Раввином и проповедником реформистской конгрегации во Львове был в 1862 г. избран Б. Лёвенштейн (1821-89). Основанная им модернизированная талмуд-тора с преподаванием и светских предметов просуществовала всего два года из-за сопротивления ортодоксов. Проповедником в реформистской синагоге был доктор Иехезкель Каро, с 1909 г. занимавший пост раввина реформистской конгрегации. Главой еврейской общины Львова в 1903—1906 гг. был Э. Бык (1845—1906), поборник ассимиляции и противник сионизма.

Новое время

В 1846 г. евреям был открыт доступ в средние школы и университеты, что привело к увеличению числа евреев Львова, занятых в свободных профессиях. В составе национальной гвардии, образованной во Львове в дни революции 1848 г., был сформирован отдельный еврейский отряд с еврейским командованием; два представителя от евреев вошли в Народную раду Галиции. С 1848 г. евреи были допущены к муниципальным выборам, но с ограниченным представительством (15 %, позднее — 20 % в городском совете).

В 1860 г. был отменен запрет на приобретение евреями недвижимости, через некоторое время муниципальные власти Львова были вынуждены отменить также все другие ограничения, противоречившие австрийской конституции 1867 г. Наряду с участившимися с этого времени случаями крещения евреев (713 человек в 18681907 гг.) наблюдалось и принятие иудаизма христианами (86 человек за тот же период).

В 1869 г. ассимилированная еврейская интеллигенция Львова основала общество Шомер Исраэль, стремившееся к усилению пронемецкой культурной ориентации галицийского еврейства. Издаваемый обществом еженедельник «Дер Израэлит» (выходил 35 лет) пропагандировал распространение просвещения среди широких еврейских масс, знакомил их с гражданскими и общественными задачами и поддерживал политику австрийских властей, направленную против политических требований поляков.

Движение за ассимиляцию в польской культуре усилилось среди евреев Львова в последнюю четверть 19 в. В 1878 г. было основано недолго просуществовавшее пропольское общество Дореш шалом, а в 1883 г. — общество Агуддат ахим, издававшее еженедельник «Ойчызна» (выходил до 1890 г.). Еврейские представители Львова в австрийском парламенте присоединились к польской фракции; так называемая партия ассимиляторов поддерживала даже некоторые из антиеврейских мероприятий, проводившихся поляками в Галиции, издавала на польском языке еженедельник «Едносць» (1905-14).

Общественная жизнь в нач. XIX- начала ХХ века

Влияние ассимиляторов во Львове заметно ослабело после основания первых палестинофильских организаций — Микра кодеш (1883) и Цион (1888). В конце 19 в. появились сионистские организации. Выходили газеты и журналы: «Пшышлосць» (с 1892 г.), «Всхуд» (1900-14), «Ха-Кармел», «Дер векер», «Тогблат». Ассимиляторам противостояли также ортодоксальные евреи, в основном приверженцы хасидизма, создавшие в Восточной Галиции в конце 1870-х гг. общество Махзикей ха-дат, которое издавало одноименную газету (1879—1914), но в 1906 г. они объединились с ассимиляторами в борьбе против требования сионистов о создании еврейской национальной курии на выборах в австрийский парламент.

Среди первых политических и профсоюзных организаций еврейских рабочих была группа социалистов во главе с Х. Диамандом (1860—1930), вскоре присоединившаяся к Польской социалистической партии (ППС). Были основаны организации По‘алей Цион и Еврейская социалистическая партия, близкая к Бунду.

К концу 19 в. община Львова имела многочисленные синагоги, школы, библиотеки, филантропические организации, больницы, театр на идиш (с 1889 г.). В 1874 г. город насчитывал 69 хедеров, в 1885 г. был открыт первый модернизированный хедер, а в 1910 г. — религиозный институт. Во Львове жили выдающиеся раввины и видные талмудисты 19-20 вв.: М. З. Эттингер (1804-63), прославившийся рядом ученых трудов, но отказывавшийся занять должность раввина; его шурин И. Ш. Натанзон (1810-75), автор многочисленных галахических трудов, основатель известной иешивы (1848), с 1857 г. и до конца жизни занимавший должность раввина Львова; сын первого И. А. Эттингер (1827-91) — городской раввин в Пшемысле и во Львове; раввин И. И. Шмелькес (1828—1906).

В 1910 г. евреи Львова (около 60 000 человек) составляли свыше 25 % населения города и представляли большинство в сфере свободных профессий (70 % адвокатов и 60 % врачей); 70 % членов торгово-промышленной палаты Львова были евреями. Во Львовском университете в 1910 г. обучалось около 1500 евреев (33 % от общего числа студентов), действовало несколько еврейских студенческих союзов, в университете преподавали евреи-ученые, в том числе выдающийся историк Ш. Аскенази (1866—1935). С конца 19 в. и до 2-й мировой войны Львов был одним из центров еврейского книгопечатания. Художник З. Надель (1854—1926) запечатлел типы представителей местной еврейской общины и эпизоды ее повседневной жизни.

После Первой мировой войны

Во время 1-й мировой войны во Львов прибыли тысячи беженцев-евреев из пограничных с Россией районов. При захвате Львова русскими войсками в августе 1914 г. еврейское население подверглось грабежам, еврейские учреждения были закрыты, многие евреи взяты заложниками. С возвращением австрийской власти (июнь 1915 г.) жизнь общины и еврейских организаций восстановилась, была налажена помощь беженцам. В ноябре 1918 г., во время вооруженной борьбы поляков с украинцами за власть над Восточной Галицией, во Львове произошли погромы, в которых 70 евреев были убиты и многие ранены.

В составе независимой Польши (1918—39) община Львова была третьей по величине и одним из важнейших еврейских центров страны; в 1939 г. она насчитывала 109 500 человек (33 % всего населения). В 1920—23 гг. во Львове существовал дом Хе-Халуца, в котором жили и готовились к репатриации в Эрец-Исраэль большие группы участников движения; под Львовом была организована сельскохозяйственная ферма. В 1919-22 гг. во Львове состоялись три конференции галицийского Хе-Халуца.

Сотни участников движения из Львова прибыли в Эрец-Исраэль (Палестину) в составе третьей алии. Община имела три еврейские средние школы с преподаванием на польском языке, педагогический институт с преподаванием на иврите (с 1920 г.), который возглавлял раввин и историк Мойше Шор, религиозно-национальную школу «Маттат», профессиональную школу и другие учебные заведения; издавались газеты «Хвыля» (с 1919 г.; орган сионистов), «Лембергер тогблат» (с 1920 г.) и «Опиния».

Руководство общиной находилось в руках блока ассимиляторов и ортодоксов; сионистскую оппозицию возглавляли И. Тон и X. Розмарин (1882—1955), члены исполнительного комитета Сионистской организации. Еврейские депутаты от Львова в польском парламенте были среди инициаторов «Угоды» — нереализованного соглашения с польским правительством в 1925 г. Враждующие партии украинцев и поляков обвиняли евреев в поддержке противника. Рост антисемитизма и общий экономический кризис отражались во всех сферах еврейской жизни. Общинные сборы снизились с 497 000 злотых в 1929 г. до 310 000 в 1933 г.

Вторая мировая война и Холокост

В сентябре 1939 г. Львов был присоединен к СССР, и в нем нашли укрытие тысячи беженцев-евреев с оккупированных немцами территорий Польши. В рамках политики советизации была запрещена деятельность еврейских организаций, закрыты газеты, многие видные деятели общины Львова были репрессированы. Из Львова было выслано около десяти тысяч евреев. Вместе с тем отмечается активизация культурной деятельности на идише: в конце 1939 г. был открыт государственный еврейский театр под руководством שактрисы Иды Каминской (где сегодня Театр юного зрителя) а в начале июня 1941 г. стала выходить газета на идиш «Дер ройтер штерн» (Красная звезда). На Львовской радиостанции была введена часовая передача на идише.

Когда немцы захватили Львов (30 июня 1941 г.), в нем насчитывалось около 150 000 евреев. Украинские отряды, вступившие во Львов вместе с немецкими войсками, и местное украинское население учинили трехдневный погром, во время которого погибли тысячи евреев. В течение июля были уничтожены несколько сот лидеров общины, более двух тысяч евреев погибли во время «акции Петлюра» (25-27 июля). 15 июля евреям приказали нашить на одежду желтый знак, в начале августа на общину был наложен штраф в размере 20 млн. рублей, после чего все еврейское имущество было конфисковано и разграблено, были осквернены еврейские кладбища и сожжены синагоги. В сентябре евреям было запрещено покупать продукты на городских базарах в течение почти всего дня. Они могли там находиться с 12 до 14 часов.

Назначенный немцами председатель юденрата Ю. Парнас (1902—1941) и два его преемника были убиты за отказ дать требуемое число евреев на принудительные работы. После включения Восточной Галиции в «генерал-губернаторство Польши» (1 августа 1941 г.) на его еврейское население распространились все антиеврейские ограничения, действовавшие на территории оккупированной Польши. В городе и его окрестностях в первые месяцы войны в лагерях принудительного труда погибло много евреев (в основном молодежь).

6 ноября 1941 г. губернатор Галиции распорядился заключить 136 000 остававшихся к тому времени в живых евреев Львова в гетто, в котором находилось 300 домов, в большинстве одноэтажных. Но даже немцам не удалось осуществить этот замысел, и евреи были сосредоточены в особом квартале. Немецкие власти осуществили тотальное ограбление еврейского населения. Так, только один из транспортов, перевозивших ценные вещи евреев Львова, перевез груз весом 866 кг.

Юденрат сумел организовать в особом квартале, а затем в гетто три еврейские больницы, одна из них предназначалась для инфекционных больных. Врач Е. Рогатина описывала, в каких условиях работали еврейские врачи: «Два раза в месяц нацисты расстреливали евреев, которые находились здесь более двух недель. Первоначально здесь работали 43 медика, затем 31 из них (вместе с главврачом) убили».

В начале 1942 г. во Львове на Яновской улице был создан концлагерь, куда были заключены тысячи евреев из Западной Украины и Львова, которых уничтожали всевозможными способами. Комендант лагеря Вильгаус проявлял садистские наклонности. По свидетельствам выживших, он лично уничтожал маленьких детей: «брал маленького ребенка двух-четырех лет, подбрасывал ребенка одной рукой в воздух и другой стрелял из револьвера в летящую мишень». В марте 1942 г. 15 000 евреев Львова были депортированы в лагерь смерти Белжец. Немцы, уничтожив с 10 по 23 августа около 40 000 евреев, учредили для оставшихся гетто. Юденрат Львова стремился организовать как можно больше мастерских и фабрик, на которых выпускались товары, нужные еврейскому населению, и выполнялись заказы немецкой администрации и военного командования. Руководители юденрата хотели таким путем доказать важность еврейского труда для немецких властей и благодаря этому избежать поголовного уничтожения еврейского населения. Первые швейные и портновские мастерские открылись во Львове в 1941 г. В начале 1942 г. в гетто были организованы столярные и слесарные мастерские и мелкие предприятия по производству тары и аптекарских товаров. Весной 1942 г. были созданы крупные мастерские, на которых изготавливалась одежда, предметы роскоши, кожевенные изделия. На этих предприятиях работало около четырех-пяти тысяч человек. По инициативе ряда немецких предпринимателей, заинтересованных в эксплуатации дешевой еврейской рабочей силы, был создан ряд крупных производств: оружейный завод, фабрика по переработке и сбыту утильсырья, мастерские по пошиву обмундирования для немецкой армии, мастерские по починке одежды и другие. На них работали многие тысячи евреев. Однако несмотря на все усилия 15 000 евреев были уничтожены в ноябре 1942 г.— январе 1943 г.; 20 000 были заключены в «еврейский лагерь» на территории гетто; юденрат был ликвидирован.

Первые еврейские группы Сопротивления были созданы во Львове в 1941 г. Одну из таких групп возглавлял поэт на языке идиш Я. Шудрих. Группа переправляла евреев в партизанские отряды в леса или отправляли на работу в Германию по фальшивым документам. Группа Я. Шудриха наладила связь с советскими и польскими подпольными организациями. Другая еврейская подпольная группа «Независимая социалистическая молодежь» издала несколько номеров газеты на польском языке, используя типографское оборудование.

В январе 1943 г. в гетто был создан комитет, который возглавил сопротивление. В него вошли представители гетто и Яновского концлагеря. Комитет выпускал подпольную газету и организовал побег бойцов сопротивления в Бродские леса, где ими был создан партизанский отряд. Во Львове большого размаха достигло приобретение евреями оружия. Оружие ввозилось из ремонтных мастерских, закупалось у итальянских и венгерских солдат, у местных жителей. Активно участвовал в операциях по приобретению оружия Симон Визенталь.

20 ноября 1943 г. подняли восстание 150 членов так называемой «бригады смерти», сжигавшие трупы и уничтожавшие следы массовых казней евреев во Львове. Им удалось убить нескольких эсэсовцев, разорвать проволочное заграждение. Хотя почти все участники восстания погибли, 10 из них удалось спастись. Семь тысяч оставшихся в живых евреев были переведены в Яновский концлагерь, где в ноябре 1943 г. их уничтожили.

Советский и пост-советский периоды

После освобождения Львова советскими войсками (июль 1944 г.) в городе был создан еврейский Комитет по оказанию помощи уцелевшим после Холокоста. Из 3400 евреев, до конца 1944 г. зарегистрировавшихся жителями Львова, около 820 человек — бывшие узники Львовского гетто. Комитет приложил много усилий, чтобы разыскать еврейских детей, спасенных в годы немецкой оккупации в монастырях и в украинских и польских семьях. Во Львове была восстановлена синагога «Хадашим» (построена в 1856 г.). Раввином синагоги был назначен Давид Кахане, спасенный, как и некоторые другие евреи, Митрополитом Галицким Андреем Шептицким.

Сохранившаяся библиотека Львовской общины (одна из крупнейших еврейских библиотек в Польше) в 1946 г. перевезена в Киев. Большая часть уцелевших евреев Львова, попавших в лагеря для перемещенных лиц, репатриировались в Израиль. Нелегальной эмиграцией евреев из Львова занимался львовский центр организации Бриха. Его активисты были арестованы в 1946 г. и приговорены к различным срокам тюремного заключения. В 1946 г. и позже в 1956 г. Львов был центром репатриации поляков и вместе с ними уехало несколько тысяч евреев.

После войны еврейская культурная деятельность во Львове не возобновилась, за исключением кратковременного существования еврейского театра (во время войны работал в эвакуации в Алма-Ате), который был закрыт в 1948 г. В 1959 г. во Львове проживало 25 800 евреев, в 1970 г. — 24 362 еврея, в 1979 г. — 17 952 еврея, в 1989 г. — 12 800 евреев. Единственная синагога, действовавшая во Львове в послевоенные годы, была закрыта в 1962 г. во время кампании борьбы с иудаизмом 1957 - 1964 гг. В 1974 г. в квартире, где собиралaсь молитвенная десятка — миньян, конфисковали свитки Торы и молитвенники.

В 1970-х гг. и в 1989 г. — начале 2000-х гг. большая часть евреев Львова эмигрировала. Большие общины львовян живут в районе Тель-Авива (Израиль), в Бруклине и Калифорнии (США) и в Мельбурне (Австралия).

Согласно Всеукраинской переписи населения 2001 г., во Львове проживало 1900 евреев (0,3 % от всего населения). В 1988 г. во Львове была зарегистрирована еврейская община. В 1989 г. общине было возвращено здание синагоги. Тогда же было создано Культурное общество им Шолом-Алейхема. С начала 1990-х гг. во Львове действует благотворительная организация «Хесед Исраэль», ложа Бней Брит «Леополис», выходит газета «Шофар» — первая еврейская газета, созданная после краха коммунистической системы в СССР. Функционируют также организации "Сохнут", "Гилель", молодёжные клубы при этих организациях, а также "А-Шомер-А-Цаир", "Маром", "Бейтар" и Центр Холокоста.

Представители еврейской общины Львова

Из львовской еврейской общины вышли писатели Леопольд Фон Захер-Мазох, Станислав Лем и Станислав Ежи Лец, израильский философ Мартин Бубер, пианисты Стефан Ашкенази (Бельгия), Моррис Розенталь (США), скрипач Юрий Башмет, Якоб Розенфельд (военный советник Мао Цзэдуна), математик Стефан Банах (США), охотник за нацистами Симон Визенталь, шахматист Александр Белявский (Украина), политики Григорий Явлинский (Россия) и Лео Вайс (Мухаммед Ассад) (Пакистан), банкиры Фридман, Михаил Маратович (Россия) и Давид Горовиц (Израиль), еврейские историки Меир Балабан и Шимон Ашкенази, израильский поэт Ури-Цви Гринберг.

Источник: Статья написана на основе Краткой еврейской энциклопедии, изданной в Иерусалиме в 1976—2005 годах


См. также:

Ссылки

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home