Высшие женские курсы

В царской России Высшие учебные заведения для женщин (до 1869 года высшее образование в России могли получать только мужчины). Первые высшие женские курсы были открыты в Петербурге (Аларчинские, в 1869 г.) и в Москве (Лубянские, в 1869 г.). В 1872 г. в Москве были открыты курсы проф. В. И. Герье, в 1878 г. в Петербурге открылись Бестужевские курсы. Просуществовали «Курсы Герье» 14 лет, в 1886 году они были закрыты правительством, так как слушательницы оказались не достаточно благонадежными и принимали участие в студенческих волнениях. В 1900 г. в Москве вновь были открыты высшие женские курсы. В 1918 г. в России женщины были приравнены в правах к мужчинам и высшее образование стало одинаково доступным женщинам и мужчинам. Высшее женские курсы были преобразованы в обычные высшие учебные заведения.

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Содержание

ЭСБЕ

В России стремление женщин к высшему образованию вполне определенно проявилось еще в 1860 г., когда на университетских лекциях стали появляться женщины. При разработке университетского устава 1863 г. министерство народного просвещения сделало университетам запрос о том, могут ли женщины быть допускаемы к слушанию лекций совместно со студентами, могут ли они быть допускаемы к испытанию на ученые степени и какими правами, в случае выдержания испытания, они должны пользоваться. На все эти вопросы советы университетов московского и дерптского (первый — большинством 23 голосов против 2) дали резкий отрицательный ответ. Советы университетов казанского и спб. предложили допустить женщин к совместному со студентами слушанию лекций и приобретению всех ученых степеней, на правах вольнослушателей, причем второй полагал, что диплом должен давать женщинам право на медицинскую практику и на штатные должности лишь в высших Ж. учебных заведениях, совет же казанского университета не делал этого ограничения. Наконец, советы университетов харьковского и киевского находили возможным допустить женщин к слушанию лекций, как на правах вольнослушателей, так и на правах студентов, а равно к приобретению ученых степеней, которые, по мнению совета харьковского университета, должны им давать те же права по государственной службе, что и мужчинам. Дело, однако, кончилось ничем. Русские женщины, не находя на родине доступа к высшему образованию, массами устремлялись в заграничные университеты.

Самый вопрос организации в России высшего Ж. О., горячо обсуждавшийся у нас в начале шестидесятых годов, в 1864 г. окончательно замер даже в печати, пока он вновь не был возбужден Е. И. Конради. В 1867 г. она внесла в собравшийся тогда в СПб. съезд натуралистов записку о необходимости научного образования для женщин; но съезд, не имея в своем составе педагогического отдела, не имел права входить в обсуждение записки и вынужден был ограничиться выражением сочувствия к ее основной мысли. В марте и мае 1868 г. на имя ректора спб. университета поступили заявления от 400 женщин с просьбой об устройстве «лекций или курсов для женщин». В числе ходатайствовавших было около ста женщин высшего круга; во главе движения стояли Е. И. Конради, Н. В. Стасова, В. П. Тарновская, Е. Н. Воронина, О. А. Мордвинова, А. П. Философова, М. В. Трубникова; содействие им с самого начала оказывал А. Н. Бекетов. Одновременно с этим и в Москве образовался кружок женщин, решившихся добиваться высшего образования.

Владимирские курсы

Министр народного просвещения дал согласие на учреждение лишь «общих публичных лекций, то есть совокупно для мужчин и женщин, на основании общих постановлений о публичных лекциях». 2 января 1870 г. открылись в СПб., сначала в доме министра внутренних дел, а потом в здании Владимирского уездного училища, «публичные лекции для мужчин и женщин» по некоторым предметам естественным и словесно-историческим (известные под именем Владимирских курсов), лекции эти имели определенный систематический характер университетского преподавания; чтение каждого предмета рассчитано было на два года.

Бестужеские курсы

Владимирские курсы, по многим причинам, вынуждены были приостановить свою деятельность в 1873 г.; но энергия учредительниц их не ослабевала. В то время правительство окончательно убедилось в необходимости рациональных мер к отвлечению русских женщин от заграничных университетов. Особая комиссия, образованная в 1873 г. под председательством статс-секретаря И. Д. Делянова, выработала проект правительственного высшего учебного заведения для женщин с характером педагогическим, а в 1875 году последовало правительственное сообщение с обещанием доставить женщинам в России ту же возможность высшего образования, ради которой они устремлялись за границу. Этим настроением воспользовались учредительницы Владимирских курсов, с А. Н. Бекетовым во главе, и достигли разрешения открыть в 1878 г. высшие женские курсы с систематическим, университетским характером преподавания, причем открытие курсов признано было министром народного просвещения, графом Д. А. Толстым, делом полезным и даже необходимым в видах отвлечения русских женщин от обучения в заграничных университетах (цель эта и была достигнута; в 1881 г. число русских женщин, учившихся за границей, упало до 9, тогда как с закрытием курсов высших и врачебных оно вновь стало выражаться в сотнях). Во главе педагогического совета, в качестве заведующего курсами стал, согласно желанию министра, профессор К. Н. Бестужев-Рюмин (отсюда название курсов бестужевскими), которого в 1881 г. заменил А. Н. Бекетов (состоявший с 1879 до 1885 г. и председателем комитета Общества для доставления средств высшим Ж. курсам). Педагогическому совету вверено было «общее управление курсами», ближайшее же наблюдение за слушательницами лежало на «распорядительнице курсов» (Н. В. Стасовой, всецело посвятившей себя курсам) и ее помощницах. Курс преподавания, первоначально рассчитанный на 3 года, уже в 1881 г. сделан был четырехлетним. Курсы имели три отделения: словесно-историческое, физико-математическое и специально-математическое; последние два различались только со второго курса. По всем почти предметам и на всех отделениях происходили практические занятия, особенно по естественным наукам, для чего курсы располагали богато обставленными кабинетами, лабораторией, библиотекой, а впоследствии и аудиториями, специально приспособленными к чтению экспериментальных лекций. Привлекая в качестве преподавателей лучших профессоров университета и других высших учебных заведений Петербурга, курсы стали подготовлять и самостоятельный преподавательский персонал из числа бывших слушательниц; девять из них были оставлены при курсах в качестве ассистенток или руководительниц практических занятий. Некоторые из слушательниц выступили с самостоятельными трудами по разным отраслям науки, с докладами на съездах естествоиспытателей. Хозяйственной частью заведовал комитет Общества для доставления средств высшим Ж. курсам, избираемый общим собранием Общества на три года. С 1885 г. курсы помещаются в собственном доме. Министерство народного просвещения, отпускавшее с 1872 г. 1000 руб. в год в пользу Владимирских курсов, в 1878 г. увеличило эту сумму до 1500 руб., а в 1879 г. — до 3000 руб.; с 1882 г. высшие курсы получают также пособие от спб. городской думы, в размере 3000 руб. Между тем одни текущие расходы по содержанию курсов составляли в среднем 48000 руб. в год. Все эти значительные средства получались как от платы за слушание лекций, так и от добровольных пожертвований и членских взносов. Членов Общества, при открытии деятельности его, было не более 89; в течение первого же года число их возросло до 254, в 1885 г. равнялось 785, а в 1890 г. — 1026. При открытии курсов слушательниц поступило 814, всего же перебывало на них слушательниц до 2800; из них полный курс прослушали 1014. На словесно-историческое отделение поступала 1/3 всех слушательниц, остальные главным образом — на физико-математическое.

Аларчинские курсы

Несколько ранее, 1 апреля 1869 г., И. И. Паульсон, по просьбе учредительниц владимирских курсов, открыл в здании 5-й спб. мужской гимназии, у Аларчина моста, подготовительные курсы, которые должны были пополнить пробелы среднего образования женщин и тем облегчить им слушание профессорских лекций (Аларчинские курсы).

Лубянские курсы

В октябре 1869 г. открылись в Москве, в здании 2-й гимназии, а затем на Лубянке «публичные курсы для женщин по программе мужских классических гимназий» (Лубянские курсы). Все эти курсы управлялись выборными из среды слушательниц.

Курсы В. И. Герье

В 1870 г. Общество естествоиспытателей в Киеве организовало «систематические публичные курсы по естественным наукам». На всех этих курсах преподавание, ограничивавшееся простым чтением лекций, не могло идти успешно уже вследствие состава аудитории, крайне разнообразного по уровню развития и подготовке слушательниц; между преподавателями и аудиторией не было органической связи. Более прочную организацию высшее Ж. образование получило лишь в 1872 г., когда профессор В. И. Герье учредил в Москве высшие женские курсы. Согласно положению, утвержденному 6 мая 1872 г. министром народного просвещения, графом Д. А. Толстым, московские высшие женские курсы были частным учебным заведением, которое имело своей задачей дать возможность девицам, окончившими средние учебные заведения, продолжать общее образование. Преподавателями были профессора московского университета, которые составляли педагогический совет, не только заведовавший всею учебной частью, но и составлявший смету расходов. Совет избирал из своей среды председателя (В. И. Герье), на котором лежала ответственность перед правительством за действия курсов. На курсы допускались как слушательницы, так и вольнослушательницы — и те, и другие за плату в 50 руб. в год. Курс ученья сначала был двухлетний, но в 1879 г. он стал трехлетним (желающим предоставлялось оставаться и на 4-й год) и вместе с тем из учебной программы исключен был общеобразовательный курс энциклопедического характера по естественным наукам. Таким образом курсы В. И. Герье приобрели характер словесно-исторического факультета, в котором, наряду с историей и историей литературы, читались и некоторые др. предметы (например, политическая экономия), а также велись практические занятия. Число слушательниц в первый год по открытии курсов доходило до 70, затем до 1878 г. оно колебалось между 103—107, а с 1879 г. количество слушательниц, постепенно прогрессируя, возросло в 1884 г. до 213, в 1884-85 учебном году — до 256. Средства московских курсов были крайне ограничены; субсидию, в размере 500 руб. в год, они получали только от купеческой управы, и то лишь с 1878 г. Главными образом средства курсов слагались из добровольных пожертвований и платы со слушательниц.

Учреждение «дамского общества для содействия курсам» не было разрешено и все заботы по изысканию средств лежали на попечительном комитете (Е. К. Станкевич, Е. И. Герье, К. Т. Солдатенков). Уровень преподавания ни в чем не уступал университетскому. Учреждение в Москве курсов В. И. Герье не могло не отразиться на Лубянских курсах, но привело не к закрытию их, а к специализации: они постепенно усвоили себе университетский характер, а с 1882 г. окончательно преобразовались в физико-математический факультет, с четырехлетним курсом преподавания и с двумя отделениями, математическим и естественным.

Казанские курсы

В 1876 г., по ходатайству профессора Н. В. Сорокина, открылись высшие женские курсы в Казани. Первоначально они были устроены по образцу курсов В. И. Герье, но в 1879 г. последовало подразделение общеобразовательной программы курсов на две специальности: словесно-историческую и физико-математическую. На словесно-историческом отделении преподавались: русская грамматика и история русской литературы, естествоведение, всеобщая история, русская история, история физико-математических наук, история философии, эстетика, немецкая литература, английский язык, гигиена. Курс физико-математического отделения составляли: естествоведение, геометрия, приложение алгебры к геометрии, география, физика, история философии, гигиена, химия, история физико-математических наук, английский язык. В качестве необязательного предмета преподавался с 1884 г. латинский язык. В этой программе заметно стремление примирить специализацию высшего образования с общеобразовательной целью; в этом отношении казанские курсы стоят несколько особняком от всех других курсов. Материальные средства казанских курсов были крайне скудны; при них не было и попечительного комитета, а следовательно, и добровольных пожертвований. Как учебная, так и вся хозяйственная часть лежала на педагогическом совете, в котором последовательно председательствовали профессора: Н. А. Фирсов (1876—1877), Н. А. Осокин (1877—1880), С. М. Шпилевский (1880—1882) и Н. В. Сорокин (с 1882 г.). В Казани профессора были и первыми работниками курсов, и первыми жертвователями. На вознаграждение за чтение лекций обращалось, соответственно числу часов, лишь то, что оставалось от покрытия других расходов по курсам (свой гонорар за слушание лекций многие профессора жертвовали в пользу курсов и в других городах, например в Петербурге); при этом часы практических занятий (а обилие их составляло отличительную черту казанских курсов) в расчет не принимались. Казанские курсы не имели даже своей аудитории; лекции читались по вечерам в здании университета. На казанских курсах перебывало 575 женщин, из которых около 200 окончили курс с дипломом.

Киевские курсы

В 1878 г. открылись высшие женские курсы в Киеве. Здесь почин принадлежал женщинам — г-жам Алексеевой, Антонович, Ватиновой, Гогоцкой, Горовой, Покровской и Толочиновой, собравших для начала дела 550 руб. Учредителем курсов был избран профессор С. С. Гогоцкий, который председательствовал в педагогическом совете до 1881 г., когда его заменил В. С. Иконников. Материальные средства киевских курсов не могли считаться скудными, прилив общественных пожертвований был довольно сильный, но не было правильной организации и единства в заведовании хозяйственной частью курсов, которое распадалось между педагогическим советом и попечительным комитетом. Курс ученья, первоначально двухлетний, к 1881 г. был постепенно расширен до четырехлетнего. Разделялись киевские курсы на 2 отделения: словесно-историческое или историко-философское и физико-математическое. Отличительную черту киевских курсов составляло обилие необязательных предметов (на первом отделении — 7 из 21, на втором — 10 из 21), а также недостаточное развитие практических занятий. При открытии киевских курсов поступило 324 слушательницы, затем ежегодно поступало от 142 до 119 слушательниц. В первое 4-летие всего было 708 слушательниц. С 1882 г. началась резкая убыль: общее число слушательниц упало, в 1885-86 учебном году, до 195; число ежегодно поступавших на курсы сократилось до 74. В 1885-86 г. на физико-математическом отделении закрылось два курса, вследствие недостаточного числа слушательниц. Всего на киевских курсах перебывало 1098 слушательниц, из которых до 1886 г., когда дальнейший прием слушательниц прекратился, сдали все экзамены около 200, а 75 прошли полный 4-летний курс, но не держали окончательных испытаний. Наиболее широкого развития достигли высшие женские курсы в Петербурге, главным образом благодаря энергии их учредительниц и лиц им содействовавших (А. Н. Бекетов, О. Ф. Миллер, А. Я. Герд, А. Н. Страннолюбский), а также учреждению «Общества для доставления средств высшим женским курсам».

Прочие проекты

В остальных университетских городах открытие высших женских курсов не могло состояться. В 1879 г. профессор А. С. Трачевский открыл в Одессе приготовительные курсы и представил проект высших курсов, но проект этот не получил осуществления; в 1881 г. поступили из Варшавы и Харькова ходатайства профессоров об открытии высших женских курсов, но разрешения не последовало. В 1879 году предписано было принимать в вольнослушательницы только таких лиц, которые имеют постоянные служебные занятия или живут в семьях в том городе, где находятся курсы, и притом с особого каждый раз разрешения попечителя учебного округа. В 1886 г. министерство народного просвещения предписало прекратить прием слушательниц на все высшие женские курсы, мотивируя эту меру необходимостью пересмотра вопроса о высшем Ж. образовании. В 1889 г. разрешено было возобновить прием на петербургские курсы, но при этом им дана была совершенно иная организация. Заведование курсами перешло из рук Общества, их создавшего, в руки директора, избирающего преподавателей, и инспектрисы, руководящей воспитательной частью. Как директор, так и инспектриса назначаются министерством народного просвещения. Обществу, через посредство попечительного комитета, предоставлено заведование исключительно хозяйственной частью. Из учебной программы исключено преподавание естественной истории, гистологии и физиологии человека и животных. Учебные планы утверждаются министерством. Курсы состоят из двух отделений — историко-филологического и физико-математического. В слушательницы, общее число которых ограничено известной нормой (400), принимаются лица, окончившие среднее учебное женское заведение и представившие письменное разрешение родителей, опекунов или других лиц, на попечении которых они состоят (такое разрешение требовалось и раньше), а также удостоверение о том, что располагают достаточными средствами для безбедного существования во все продолжение учения.

Вольнослушательницы принимаются в числе не более 2 % всего числа учащихся. Плата за учение 100 руб. в год. Слушательницы должны жить либо у родителей или близких родственников, либо в устроенном при курсах интернате (плата — 300 руб. за учебный год), а не на частных квартирах. В каждом отдельном случае прием зависит от усмотрения директора. Материальные средства по-прежнему доставляются Обществом. За первые три года существования курсов в новом измененном виде субсидия министерства народного просвещения (3000 руб. в год, идущие всецело на содержание директора курсов) и платежи слушательниц составили 65580 руб., или 58 % всех расходов на курсы, простиравшихся до 109 тыс. руб.; вся разница покрыта Обществом. В 1892-93 году, когда уже открыты были на обоих отделениях все четыре курса, слушательниц числилось 385; из них только 87 — на физико-математическом отделении. В 1894 г. открыло свою деятельность Общество вспоможения окончившим С.-Петербургские высшие женские курсы. В Москве, а также в Одессе, при Обществе естествоиспытателей, читаются лекции для женщин по отдельным предметам. С 1863 г. существуют в ведомстве Императрицы Марии женские педагогические курсы (см.), стоящие на рубеже высшего и профессионального образования. В 1889 г. в СПб. открыты М. М. Бобрищевой-Пушкиной Ж. курсы новых языков, на которых преподается и история западноевропейских литератур, а также изящные рукоделья (выжигание по дереву, рисование по фарфору и проч.). Несколько ранее открыты были княгиней Масальской подобные курсы в Варшаве. В Финляндии с 1871 г. женщинам открыт доступ в гельсингфорский университет, где в 1890 г. было 17 студенток, из них 6 на историко-филологическом факультете, 9 на физико-математическом и 2 на медицинском.


Библиография

  • Бемерт (Böhmert), «Университетское образование женщин» (СПб., 1873); *П. Мижуев, «Женское образование и общественная деятельность женщин в Соединенных Штатах Северной Америки» (СПб., 1893);
  • E. Лихачева, «Материалы для истории Ж. образования в России» (т. I—II, СПб., 1890-93);
  • Д. Семенов, «Епархиальные женские училища» («Русская Школа», 1893 г., №№ 10-12);
  • Е. Некрасова, «Из прошлого женских курсов» (М., 1887);
  • ст. М. Песковского о высшем Ж. образовании в России в «Наблюдателе» (1882 г., №№ 4-6) и в «Русской Мысли» (1886 г., №№ 7, 11-12 и 1887 г., № 1).

Ссылки


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home