История Италии

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.
Стиль этой статьи неэнциклопедичен или нарушает нормы русского языка.
Статью следует исправить согласно стилистическим правилам Википедии.

Содержание

Первые появления людей на территории Италии

Основная статья: Заселение Европы людьми

Италия в каменном веке

Древнее время

Имя Италии носила первоначально только область небольшого народа Италов или Италийцев (F ιταλοί, vituli, отсюда оскское Vitellium), занимавших южн. оконечность Бруттиума до заливов Скилакского и Теринского (имя впервые упомянуто у регинца Гипниса ок. 500 г. до Р. Х., но писавшаяся и произносившаяся дигамма слова указывает на его глубокую древность). Вскоре имя Италия распространено было на весь Бруттиум до р. Лая и на область г. Метанонта.

Когда у осков возникло предание об их общем с греками происхождении, И. стали звать и страну, занятую ими. Уже в договоре 241 с Карфагеном под Италией понимается весь полуостров до Рубикона, а в следующем веке имя это укрепляется за всей страной до Альп. Альпы вошли в состав Италии только при Диоклетиане, когда к 11 регионам, на которые разделил Италию Август, присоединены были ещё три.

У греков, а вслед за ними и у римлян, страна носила и другие имена, как Έσπερία, Αύσονία, Όπική, Οινώτρία. Северную часть Италии — долину По (Padus) заселяли в древности четыре народа: лигуры, галлы, рэты и венеты. Область первых в век Августа занимала горный хребет, тянущийся вдоль Генуэзского залива и провинции Alpes Маri timae. Народ этот уже в глубокой древности известен был греческим писателям.

Лигуров признавали даже первоначальными обитателями всей Италии. Область лигуров, под напором более сильных соседей, всё суживалась: с одной стороны их теснили кельты, с другой — этруски. Римляне стали укрепляться в их земле, начиная с III века. Затем в течение двух веков идёт непрерывная борьба римлян с лигурами, в которой римляне довольствовались защитой своих владений от разбойнических набегов лигуров.

Ещё в правление Августа лигуры делятся на цивилизованных и диких (copillati); последние окончательно покорены были в 14 до н.э. Только в 64 году получили они латинское право, ещё позднее — римское. Из городов наибольшее значение имели Генуя — издревле цветущая гавань, важная станция на дороге из Рима в Массилию, Дертона (н. Тортона), Гаста (н. Асти), Ницея (Ницца).

Позднее других народов явились в Италии галлы и потеснили лигуров и этрусков. Начиная с VI века, по преданию, отдельные их племена переходят Альпы и заселяют долину По и его притоков (Альпы также заселены были, главным образом, народами кельтской национальности). Известны семь галльских племён в Италии: либики, инсубры, ценоманы, анамары, бойи, лингоны и сеноны. Одно время галлы чуть было не сделались господами всей Италии, но их разрозненность и постоянные нападения, которым они подвергались со стороны соседей, дали римлянам могущественное оружие против них. Уже в 185 г. римляне переходят в наступление и к 191 г. было сломлено последнее сопротивление бойев.

Побеждённые галлы подверглись разной участи: некоторые из них (как, напр., сеноны) были почти совершенно стёрты с лица земли, другие (напр. инсубры) оставлены нетронутыми. Интенсивная романизация началась только со времени Цезаря, когда право римского гражданства распространено было на всю Галлию. Ещё в III и II в. был основан Римом в Галлии целый ряд колоний: Кремона, Плаценция (нын. Пиаченца), Бонония (нын. Болонья), Мутина (нын. Модена), Парма. Вдоль римских дорог возникли и развились многие города: важнейшие из них — Равенна (возникшая ещё во времена греко-этруского владычества на побережьи Адрии) и Региум (Реджио).

В императ. эпоху особого процветания достиг Медиолан (Милан). До появления галлов в И. долина По занята была этрусками. Галлы клином врезались в их середину и отделили собственно этрусков от рэтов (΄Ραιτοί; ср. имя этрусков на их собственном языке — Ratena) и евганеев (Еu ganei), заселивших вост. Альпы и долину р. Плависа (Пиаве). Этрусское происхождение рэтов доказывается свидетельством Ливия (V, 33, 10), особенностями их языка и рядом этрусских памятников в их области.

Римлянами рэты покорены были в 18 г. до Р. Х.; романизация долин пошла быстро, горцы получили права латинского гражданства целым столетием позже жителей долин. Из городов, основание которых приписывается рэтам, можно назвать Верону. Позже этрусков, но раньше галлов, появились в И. венеты (см. соотв. статью). Под этим именем древние писатели знали несколько народов, что дало повод выводить наших венетов то из Пафлагонии, то из Бретани. Наиболее правильно, кажется, мнение Моммсена, считающего венетов иллирийцами, на основании сходства названий местностей у того и другого народов.

В И. венеты занимали область на Ю до По, на В до нижнего течения р. Тильявенто (Тальяменто), на С. — до истоков Плависа. В V веке в их земле, про плодородие которой ходило много басен, была основана греками колония Атрия. В 225 г. они сражаются на стороне римлян. С получением латинского права, в 89 г., они начинают быстро романизоваться. Наиболее богатым городом этой области был, во времена Страбона Патавиум (Падуя); большим торговым портом была Аквилея, важные гавани Пола и Тергесте были римскими колониями.

Северную И. от собственно Италийского п-ова отделяют Апеннины (Appenninus nions, во множ. числе только у греков). В западных долинах главным образом сосредоточилась народная жизнь; здесь сформировались государства, игравшие наибольшую роль в жизни страны. Ни одна страна (за исключением Греции) своим физическим строением так не способствовала развитию индивидуальной жизни мелких народов, как И.; но вместе с тем И. (в противоположность Греции) в долине р. Тибра имела естественный центр, которому суждено было сделаться объединителем разрозненных племён п-ова.

Большая часть этих племён принадлежала к одной великой италийской семье; только северо-запад заняло загадочное племя этрусков, да юг заселили частью выходцы из Греции. В среде италийских племён можно установить (главным образом на основании разницы в языке) три большие группы: умбры — родственные латинам племена средней части п-ова — великая самнитская или оскская семья.

Мы уже видели, что этруски разбиты были галлами на две части. Первоначально они занимали всю долину По, вытеснили умбров из Тосканских холмов, распространили своё владычество и на латинов, даже в Кампании основали обычный им союз 12 городов. Явились они в И., вероятно, с С, раньше галлов и венетов, но позже лигуров и италийских племён. Первый удар нанесён им был венетами и галлами; затем следовали нападения самнитов и римлян.

Древний Рим

Основная статья: История Древнего Рима

В 300 г. вся Этрурия оказывается в зависимости от Рима; романизация её, однако, идёт туго: этруски долее других народов удержали свой язык, свою национальность. Главные этрусские города (кроме попавших в руки лигуров и галлов — Мантуи, Лукки, Пизы) — Аррециум (Ареццо), Волатерра, Клузиум, Перозия (Перуджа), Цере, Тарквинии, Фалерии. Одним из наиболее выстрадавших племён италийского происхождения были умбры (Umbri).

Их область первоначально простиралась, вероятно, от моря и до моря; но галлы и этруски отняли у них лучшие земли, оставив им одни горы. Причиной потерь, понесённых умбрами, надо считать их разрозненность, проявлявшуюся и впоследствии: среди Августовских областей Умбрия — одна из имевших наибольшее количество самостоятельных административных единиц; такой единицей здесь издревле является волость (р l а ga, tribus).

Уже в IV в. умбры становятся зависимыми от Рима; выстроенная в 220 г. via Flaminia обрамляется рядом римских колоний. Романизовалась Умбрия очень быстро. Из городов здесь важнейшие: Тудер, Амерка, основанная, по преданию, в 1133 г., Азизиум и Игувиум. Доказательством близкого родства народов средней части п-ова с латинами может служить лёгкость, с какой они латинизовались, то есть покорились римской гегемонии и приняли латинский язык.

Большая часть народов этой части п-ова обязана своим происхождением сабинам, и именно обычаю ver sacrum, существовавшему в этой стране (см. соотв. статью). Из них пиценты населяли: вост. побережье И. и долины мелких речек, текущих с Апеннин в Адрию, параллельно друг другу В 269—8 г. пиценты были побеждены Римом; большая часть их области была у них отнята, часть племени поселена была у Салернского зал. Борьба возобновилась в 91 г., и в это время мы застаём пицентов уже в значительной мере латинизовавшимися (они приняли латинское письмо).

Из городов наиболее важны Аскулум и Анкона, важная гавань для сношений И. с Балканским полуостровом. На З от пицентов жили сабины — народ неизвестный древним грекам; в долинах притоков Нара находились их города — Нурзия, Амитернум и Реате. В 290 г. римское войско прошло через всю их страну с оружием в руках, а в 264 г. они уже были римскими гражданами. Марсы (Marsi) занимали долину Фучинского озера и верхнего Лириса. В войне с Самнием они стояли на стороне Рима, но в 91 г. первыми выступили против него.

Из их городов известны Маррувиум и Антинум, на Лирисе. Рядом с марсами в верхнем течении реки Атерна расселились пэлигны (Paeligni), в земле которых находился г. Корфиниум, столица италийского союза. На В от них жили марруцины (Marrucini), с г. Теате, а на С от обоих, рядом с прэтуттиями — вестины. Все эти четыре народа древними писателями часто называются вместе и вероятно находились в союзе друг с другом; по крайней мере нам известно, что в г. Атернум они имели общую гавань. Рядом с латинами (на З) жили эквы (Aequi), имя которых исчезает уже в IV в.; с этого времени мы слышим только о малых эквах (Aequicoli).

Южнее эквов, в долине р. Трера, жили герники (Hernici). Это горное племя (herna = saxum, скала) рано потеряло часть своей территории, захваченную вольсками; уже в 495 г. в их стране появляется римская колония Сигния. Гораздо сильнее этих мелких племён были вольски (Volsci; см. соотв. статью). Занимая часть морского берега, они рано становятся известны грекам (под именем Όλασοί). До II в. они сохраняют свои язык. Область их то увеличивается, то уменьшается: одно время они владели частью областей герников и марсов до Фучинского оз. и несколькими латинскими городами. В V и IVст. у них идёт борьба с Римом. Решительный удар был им нанесён нападением самнитов, захвативших долину Лириса. Вскоре после этого у них основывается целый ряд римских колоний.

Объединить все эти народы и сплотить их в одно могущественное целое суждено было латинам. Уже Гесиод знает их; в IV в. имя их становится в Греции общеизвестным. Но имя Рима вскоре затмевает имя Лациума, и последнее становится скорее политическим понятием, чем названием нации.

Величина Лациума постоянно колебалась; сев. границей оставался Тибр, но южная то приближалась, то отодвигалась. В конце концов имя Лациума утвердилось за страной до Сивуессы по морскому берегу. В этом Лациуме древние различали две части: Latium antiquum (до Цирцей) и Latium adiectum (в состав последнего вошли, между прочим, покорённые в 442 г. рутулы). Все вышеназванные народы родственны были между собой по языку, по воззрениям, по характеру. Несколько разнится от них, особенно по языку, ряд племён, объединённых оскским языком и именем самнитов. Сами они звали себя Safiveis (то есть Sabini, Σσαυνίται) и этим ясно указывали на своё происхождение.

Общность языка объясняется изменившимся, по сравнению с среднею частью п-ова, характером страны: Апеннины становятся ниже и не представляют уже тех трудно преодолимых препятствий в сношениях племён, как их центральная цепь. Ещё до выселения сильных племён френтанов, кампанов, гирпинов, луканов и бруттиев из земли сабинов, южная И. была занята народом оскского племени и распадалась на оскский З и япигийский В: так уже в 452 г. мы застаём народ итальянского племени в Бруттиуме, в лесах Силы. Вдоль берега Адрии, южнее марруцинов, жили френтаны (Frent(v)ani); с рутулами они вошли в союз в 304 г. К ЮЗ от них мы находим самнитов, распадавшихся на отдельные кланы караценов (Саrасеni), пентров (Pentri) и кавдинов. Одельно от этих кланов стоят гирпины (Hirpini, от hirpus — волк).

Все области названных народов объединены были рутулами, под именем Samnium. Границы самнитов точно определить невозможно; они постоянно колеблются, только, в противоположность Лациуму, колебание это клонится к постоянному уменьшению области. Начиная с 334 г. в Самниуме основывается рутулами ряд колоний. Только в 80 г. сила самнитов была окончательно сломлена и они почти совершенно стёрты с лица земли. Самая благословенная часть И. — долина у подножия Самнитских гор, обязанная своим возникновением вулканическим силам, имела, в разные времена, наибольшее количество хозяев.

Греки, этруски, самниты, римляне поочерёдно владели ею. Основным населением Кампании (от campus — поле) были авзоны и оски, родственные друг другу племена. Часть первых под именем аврунков (Aurunci) заняла побережную полосу от Таррацины до Синуессы; уже в 314 г. аврунки были покорены рутулами и их область поделена между колонистами рутульских колоний. Рядом с аврунками жило небольшое племя оскского происхождения сидицины (Sidicini).

За р. Вольтурно начинается собственно Кампания. Такова Кампания в географическом смысле; в политическом под этим именем понималась область г. Капуи. После Ганнибаловой войны римский язык начинает завоёвывать Кампанию: основываются римские колонии, в 180 г. латинский яз. делается официальным в Кумах. Впрочем, южн. часть Кампании: от Нолы до Нуцерии, приняла язык победителей только после Союзнической войны. Много греческих колоний покрывало берега Кампании, Кумы (VIII в. или раньше), Неаполь (V в.), Дикеархия — важнейшие из них. В Кампании, однако, греки должны были делиться своим влиянием с этрусками; за рекой Силаром они царили безраздельно.

В VI в. и позже все долины и берега захвачены были здесь греками: оски принуждены были удалиться в горы. Но уже в V в. греческие колонии принуждены бороться с самнитским племенем луканов. Около средины IV стол. луканы достигают наибольшего распространения своей территории, но уже в 356 г. отпадает от них народ бруттиев. Около 213 г. утверждается в стране римское влияние; луканы отодвигаются внутрь страны.

Из числа луканских городов часто упоминается Грументум. Всю юго-зап. оконечность И. занимали бруттии (Βρέττιοι); из приморских областей и долин они уже в VIII в. вытеснены были греч. колониями — Сибарисом, Кротоном и др. В 356 г., отделившись от луканов, они основывают своё собственное государство с г. Козенцией во главе. Но даже в этот период им не удалось захватить важнейших греческих колоний полуострова. Римляне взяли на себя защиту колоний; существование государства бруттиев в Риме официально не было признано.

После войны с Пирром у бруттиев была отнята половина векового леса на их родных горах (Силы), а после Ганнибаловой войны они были почти совершенно уничтожены, так что во время общего восстания 91 г. не могли принимать в нём участия. Юго-восток И. занят был япигами (Japygi, Ίάπυγες). Вся эта часть И. представляет географически одно целое, отличающееся от Апеннин своим геологическим строением, отсутствием больших высот и бедностью в воде. Сами собою выделяются три части: южн. до Брундизия, средняя до Ауфида и сев. до Тренто.

Эти части населены различными ветвями япигского племени: на юге — мессапы (Μεσσάπιοι, Messapii), саллентины (Sallentini) и калабры (Calabri), в средней части певцебии (Peucebii, Πευκέτιοι — римская переделка Poediculi), нa cевepе — дауны (Dauni, Δαύνιοι) и апулы (Арuli). В сохранившихся памятниках языка этих народов замечается сродство с албанскими наречиями; кроме того свидетельства писателей, собственные имена и имена местностей заставляют признать значительную долю вероятности за предположением, что япиги ещё задолго до основания греческих колоний в И. явились сюда из зап. Греции. К грекам они стояли в том же отношении, как этолийцы, акарнанцы, эпироты, то есть казались им варварами. Уже во 2-й половине IV в. Япигия совершенно эллинизовалась: Тарент, Каллиполис и другие греческие колонии покрывают берега, гг. Арпи и Канузиум под греческим влиянием достигают пышного расцвета. За защитой от нападений самнитян жители страны обратились к Риму, и с тех пор страна их становится театром войн Рима с самнитами, Пирром и Ганнибалом. Римское влияние укрепляется основанием колоний Брундизиума и др. В 90 г. страна участвует в восстании союзников против Рима. Историю отношений И. к Риму до падения Зап. Римской империи см. под словом Рим.

Укажем ещё на изменения, которым подверглась страна со времени римского владычества. Изменениями этими Италия обязана главным образом двум факторам: вулканам и рекам. Реки, благодаря огромному количеству твёрдых земляных частиц, которые они несут с собою с гор, постоянно расширяют область суши на счёт моря; кроме того русла их постоянно поднимаются над уровнем окрестных полей, что делает особенно опасными наводнения дождливого времени года. Наибольшим изменениям подвергся морской берег у устья По и других рек, текущих с Альп в Адриатическое море.

Из всего побережья Адриатического моря наименее изменилась область Венеции, так как венецианцы тщательно не допускали в свои лагуны — источник их богатства — рек, которые могли-бы их заполнить и тем отрезать Венецию от моря, как то случилось с гг. Спиной и Равенной. Всё остальное побережье выдвинуто в море на несколько км (в зависимости от величины рек и количества твёрдых частей). Вследствие такого характера рек их русло, особенно в устьях, постоянно изменяется. Так, напр., теперешнее устье реки По находится значительно севернее древнего и возникло благодаря прорыву плотин, сделанному в 1150 г. жителями Фиккароло. Значительно увеличили берег и реки Этрурии; Тибр также сделал большие наносы и кроме того изменил своё течение, направив главную массу воды через бывший канал Клавдия и Траяна (Fiumicino).

Из рек южной Италии значительные наносы сделал Сарно: Помпеи, стоявшие у самого моря, теперь находятся на целый км от него. Частью реки, частью человеческие усилия были причиной изменения вида и даже совершённого исчезновения многих итальянских озёр. Первое можно сказать про большие озёра сев. И., второе — про вулканические озёра средней и южной И. Из озёр Средней Италии совершенно исчез lacus Fucinus, спущенный в новейшее время (из древности нам известна неудачная попытка в этом смысле при императоре Клавдии).

Такую же участь испытали и многие другие озёра, напр. l. Regillus, l. Umber. Многие озёра, благодаря устроенным в разные времена спускам, значительно уменьшились: таковы l. Ciminus и l. Trasunenus в Этрурии и др. Труднее проследить деятельность другого фактора — вулканов, но и здесь, по крайней мере относительно Кампании, мы можем указать на значительные изменения. Извержения Везувия если не изменили формы самого вулкана, то во всяком случае значительно подняли и изменили рельеф окрестностей. До неузнаваемости изменилась местность около Поццуоли, вследствие извержения 1538 года, набросавшего целый холм в 130 м вышины.

Оба названные фактора, изменяя вид страны в подробностях, не могли изменить её общей физиономии; гораздо более способствовало этому почти полное изменение растительного царства. Прежде всего надо отметить почти полное истребление лесов (между тем, у греческих писателей, да и у римских, И. называется страной, очень богатой лесом); где, по ясным свидетельствам древних, большие леса покрывали склоны гор, теперь не встретишь ничего, кроме голых скал; часто место, где некогда был лес, поросло теперь цепким и густым кустарником, отмечаемым в современной итальянской статистике, как лес. Богат лесом теперь, как и прежде, только один Бруттиум. Самые породы деревьев совершенно переменились: большинство теперешних вечно-зелёных деревьев — не аборигены Италии, а пришельцы, и часто поздние.

Главная доходная статья юга Италии — апельсины и мандарины: первые явились в неё в XVI веке, вторые — в XIX. Тутовое дерево, померанец и лимон появились в средние века. Римляне культивировали впервые абрикосы и персики, они же ввели каштан и чёрное тутовое дерево; этой же эпохе принадлежит миндаль. Наконец, грекам И. обязана пинией и кипарисом, им же, вероятно — виноградом и оливой. Гранат, фиговое дерево и финиковая пальма были их спутниками. Из животных римская эпоха дала буйвола — необходимую принадлежность всех пустынь, заражённых малярией.

Во времена императоров распространились кошка и кролик. Ввезён был и осёл, но когда — определить трудно. Многие свидетель ства древних, особенно писателей по сельскому хозяйству, заставляют думать, что период жары и суши в древности будто бы начинался позже и кончался ранее, чем ныне; дожди летом бывали чаще (что можно объяснить богатством лесов, истреблённых позже), а зима была холоднее, как то показывают свидетельства о долго лежащем снеге, о замерзании рек и т. п. Впрочем, эти свидетельства не могут считаться достаточно точными и заметное изменение климата Апеннинского п-ова в историческое время не подтверждается современными исследованиями.

Ср. Ph. Cluver (Klüver), «Italia antiqua» (Батавия, 1624); Micali, «L’Italia avanti il dominio de’Romani» (Флор., 1810—31), Niebuhr, «Vorträge über alte Länder-und Völkerkunde» (Б., 1851); Nissen, «Italische Landeskunde» (т. I, Б., 1883), Kiepert, «Lehrbuch der alten Geographie» (Б., 1878); его же лучшие карты древней Италии, особенно большая карта на 4 листах; Jul. Jung, «Geographie von Italie und den römisch. Provinzen» (1888 г., в III т. «Handbuch» Мюллера); V. Heyn, «Kulturpflanzen und Hausthiere in ihrem Uebergang aus Asien nach Griechenland» (4- е изд., Б., 1883).

Италия в средние века

Италия во время переселения народов, под властью Одоакра, остготов о и лангобардов, греков и папы (476—774)

Временем падения Западной Римской империи и моментом, когда для И. начинается, по-видимому, новая, самостоятельная история, считается вторжение Одоакра, во главе смешанных варварских полчищ герулов, ругиев и других германских племён. После взятия Павии (22 августа 476) провозглашённый своими войсками королём, он овладел Равенною и Римом и, убив патриция Ореста и устранив молодого императора Ромула Августула, вошёл в соглашение с восточн. римским императором, причём, отказавшись от титула императора, получил звание римского патриция и сохранил за собой обладание п-овом, Далмацией, Ретией и Сицилией; Корсика и Сардиния остались под властью сев.-африканских вандалов. Римские законы и управление остались неизмененными. Одоакр был вскоре свергнуть остготами (см.), которые, в свою очередь, через пол-столетия были подчинены Велизарием и Нарзесом Восточной Римской империи. Смуты и вторжения других германских племён продолжались и в последующие годы, пока лангобарды не положили конец византийскому управлению в большей части И. В 568 г. они проникли из Паннонии в И. и шаг за шагом овладели Фриулем, Венецией и Лигургией. Павию, которая была взята после трехлетней осады, лангобардский король Альбоин сделал столицей своего государства; греки были оттеснены к Равенне и в южн. И. После умерщвления Альбоина, 36 герцогов решили не избирать короля, а продолжать завоевания самостоятельно. Нашествие франков, в 584 г., повело, однако, к избранию Аутариса, который отразил франков, бывших в союзе с греками и доставил облегчение покорённому римскому населению. Окончательное примирение с последним состоялось, однако, только при Агилульфе (590—615), который принял католицизм. Упадок могущества лангобардов при преемниках Агилульфа только временно задержался при Ротарии; затем началось дробление государства, вследствие вторжений франков, аваров и греков. Значение лангобардов вновь усилилось при энергическом Лиутпранде (713—744 г.), когда папа Григорий II принуждён был искать их поддержки во время распри, из-за иконоборства, с византийскими императорами. Когда папству, вместо зависимости от Византии, стала грозить зависимость от лангобардов, папа Стефан II обратился за помощью к франкам, которые пришли под предводительством Пипина и принудили лангобардского короля Айстульфа признать верховную власть франков, которой вскоре после того подчинились и герцоги Сполето и Беневента.

Присоединение лангобардской Италии к империи Карла Великого, Италия в правление саксонских и первых франконских государей (774—1056)

Положение последнего лангобардского короля Дезидерия, сделавшегося тестем Карла Великого, обещало, по-видимому, быть более прочным; но ожесточённая вражда, возникшая именно по поводу этого родства (см. Дезидерий), побудила Карла Вёл. тем быстрее явиться на помощь к папе, которого теснили лангобарды. В 774 г. Карл принудил Павию к сдаче; Дезидерий удалился в один из франкских м-рей, а государство лангобардов было присоединено к франкскому. Внутреннее устройство его осталось, однако, прежним и только лангобардские герцоги заменены были, большей частью, франкскими графами. Власть папы, который получил теперь, кроме Рима, все прежние греческие владения в средней и верхней И., значительно усилилась, но, вместе с тем, он попал в зависимость от Карла В., который, во время своего третьего похода в И. (780—781), принудил папу короновать королём И. своего малолетнего сына Пипина. Нижняя Италия, с Сардинией, Сицилией и Корсикой, осталась в руках греков. Призванный папой Львом III, Карл Великий в пятый раз явился в И. зимой 799 г. и в день Р. Х. 800 г. короновался императором. Едва ли что-нибудь имело в последующие столетия большее влияние на историю И., чем старания пап избавиться от верховной власти восстановленной германцами Зап. империи и постоянное противодействие им со стороны германских императоров. С греками и Беневентом Карл Великий заключил мир в 812 г., а в 813 г. передал корону И. сыну умершего между тем Пипина, Беренгару, после ослепления которого Людовик Благочестивый отдал И. своему сыну Лотарю. Во время смут, в которые повергнут был Запад позднейшими делениями государства Людовиком Благочестивым, Италия оставалась за Лотарем. В 828 г. Сицилия была захвачена сарацинами; набеги их на нижнюю И. и даже на Рим продолжались при сыне и преемнике Лотаря, Людовике II (855—875). После смерти бездетного Людовика, Карл Лысый французский быстро завладел коронами И. и императорской. Ему наследовали, в качестве королей И., сыновья Людовика германского, Карломан и Карл Толстый. После смерти последнего (888 г.) поднялся в И., на юге которой все ещё продолжались местные распри и вторжения сарацинов, Беренгар, маркграф фриульский, и принял в февр. 888 г., в Павии, корону И., но вскоре признал над собой верховную власть короля германского Арнульфа. Гвидо Сполетский оттеснил Беренгара на восток Верхней И., короновался в Павии, в 891 г. овладел и имп. короною, а в 892 г. назначил соправителем сына своего Ламберта. Арнульф, призванный Беренгаром, предпринял два похода в И.: во время первого он, в 894 г., принял корону И. в Павии, а во время второго сверг Беренгара и короновался в Риме императором. После его удаления Беренгар и Ламберт пришли к соглашению относительно раздела И. После смерти Ламберта (898) король бургундский Людовик заявил притязания на его владения. Беренгар, начавший с ним по этому поводу борьбу, принуждён был в 901 г. и затем в 904 г. бежать перед Людовиком, но в 905 г. захватил его в плен, после чего ещё раз соединил И. Каролингов. Группа возмутившихся аристократов призвала против Беренгара, коронованного императором в 916 г., короля верхней Бургундии Рудольфа, который короновался в Павии в 922 году. Беренгар, со своей стороны, призвал в страну венгров, которые, опустошая все на своём пути, проникли до Прованса. Беренгар был умерщвлён одним из своих приближённых (924). У Рудольфа вскоре стал оспаривать власть в Италии Гуго Провансальский, который короновался в Милане в 926 году, сделал своего сына Лотаря соправителем (931) и наконец, через брак с Марозией, старался утвердиться и в Риме, но был изгнан из города сыном её Альберихом. Насильственному господству Гуго старался положить конец бежавший в Германию маркграф Беренгар Иврейский, явившийся оттуда с войском в 945 г. После смерти Гуго вдова Лотаря, Адельгейда, на которой Беренгар хотел женить своего сына Адальберта, уже возведённого им в сан соправителя, призвала на помощь Оттона I, который в 951 г. перешёл Альпы и, вместе с рукою Адельгейды, овладел и королевством И. Возвращаясь в Германию, Оттон оставил в Павии регентом сына своего Конрада, с которым Беренгар заключил соглашение; принеся ему ленную присягу, он получил обратно своё королевство (952). Пока Оттон был занят в Германии, Беренгар распоряжался в И. как независимый владетель, преследовал приверженцев Адельгейды и Оттона и восстановил против себя папу Иоанна XII. Призванный последним, Оттон торжественно вступил в Павию (961), откуда отправился в Рим для возложения на себя императорской короны (962). Низложение Беренгара, для чего Оттон снова вернулся в Павию, было, однако опять отсрочено восстанием Рима в пользу сына Беренгара. Возвратившись в Рим, Оттон отрешил бежавшего Иоанна XII и возвёл на престол Льва VIII (963); затем он направился в верхнюю И., где ему удалось, наконец, захватить Беренгара. В 964 г. Оттон восстановил на папском престоле Льва VIII, заставив и папу признать над собой главенство императора; в 966 г. он ещё раз явился из Германии, вследствие восстания в пользу Адалберта, сына и соправителя Беренгара, бежавшего в Константинополь; в 967 г. он короновал в Риме императором сына своего Оттона. Оттон II, после своего вступления на престол, мог отправиться в И. только в 980 г.; в 981 г. он посетил Рим, чтобы короноваться и затем отсюда продолжать начинания своего отца против нижней Италии. Отняв у греков Бари и Тарент и разбив сарацин при Котроне, он потерпел при их преследовании тяжёлое поражение. Среди новых приготовлений к войне он умер в Риме, в 983 г. Несовершеннолетие его сына Оттона III, уже ране избранного в Вероне королём Германии и И. снова открыло в И. простор для распрей местных духовных и светских владетелей в Риме возвысилась фамилия Кресченцио и приобрела такое же положение, какое занимали до вмешательства Оттона I семейство Марозии и графы Тускуланские. Но уже в 996 г. Оттон III явился в Рим, где возвёл на папский престол Григория V, германца родом, который короновал его императором, после чего он возложил на себя в Милане и корону И. Из Германии Оттон III прибыл вновь в 997 г., чтобы в Риме казнить возмутившегося Кресченцио и его приверженцев и возвести на папский престол Сильвестра II (998). После ранней смерти Оттона (1002) итальянцы избрали в Павии королём Ардуина Иврейского, против которого двинулся из Германии Генрих II. Ардуин был покинут всеми; Генрих II короновался в Павии, но в самый день коронации против него поднялся мятеж, принудивший его к поспешному отступлению из И. Борьба городов, князей и епископов, державших сторону Ардуина или Генриха, продолжалась до тех пор, пока последний вторично (1013) не явился в Павию. Когда он отправился в Рим (1014) для коронования императором, Ардуин удалился в м-рь, где и умер этот последний национальный король И. (1015). Чтобы окончательно вытеснить греков из нижней И., папа Бенедикт VIII обратился в 1020 г. к Генриху, который в 1021 г. заставил Беневент, Неаполь и другие греческие и вольные города признать свою власть, но прочного успеха не имел. Такой же характер имела и первая попытка Конрада II, который в 1027 г. отправился в Рим за императорской короной; удаляясь из И., он поручил ведение тамошних дел архиепископу Ариберту, но последний не мог справиться с распрями между высшей и низшей аристократией. Чтобы положить им конец, Конрад в 1036 г. сам вернулся в верхнюю И., где сделал наследственными и лены низшего дворянства, или вальвассоров (см. соотв. статью). Этим раздроблением владений аристократов на мелкие участки он хотя и устранил грозившую с их стороны опасность, но зато сломил последнюю преграду к возвышению среднего сословия, которое в Милане уже в то время оказывало успешное сопротивление императору. Не овладев Миланом, Конрад направился в Рим на помощь Бенедикту IX, теснимому баронами. Затем он снова утвердил императорскую власть в нижней И. и дал Аверсу в лён норманну Райнульфу, который уже ранее там утвердился. Другому норманнскому вождю, Драго, Генрих III дал позднее (1047) в лён Апулию. Генрих водворил энергическими мерами порядок в Риме, где отрешил от престола троих возведённых друг против друга пап; но в то же время он расчистил путь для направления, которое своим требованием полной независимости пап от императоров окончательно подготовило затянувшуюся на столетия борьбу между ними.

Уничтожение императорской власти в Италии папами, возникновение нижнеитальянского королевства и свободных государств в Северной Италии (1056—1268)

Образование среднеитальянского государства, с Готфридом Лотарингским во главе, начатое ещё при Генрихе III с целью создать оплот папству против императоров, приостановилось на некоторое время; но позднее притязания, заявленные курией на Тоскану, привели к продолжительной борьбе между императором и папой за владения маркграфини Матильды. Ещё более важные последствия имело соглашение Льва IX с норманнами, которым при Николае II в первый раз формально отданы были в лён земли, завоёванные ими в нижней И. и те, которые они ещё собирались отнять в Сицилии у сарацин (см. Сицилия, королевство). Вследствие этого посягательства на имперские права возгорелась, ещё во время несовершеннолетия Генриха IV, та борьба между империей и папством, которая наполнила затем всю жизнь этого несчастного государя (см. Генрих IV). Обеспечив себе поддержку в нижней Италии ленами, розданными последнему лангобардскому владетелю Беневента и норманну Ричарду капуанскому, Григорий VII перешёл, с ещё большим обострением борьбы за инвеституру, к решительному нападению на императорскую власть в И., которая здесь более чем где-либо нуждалась в поддержке епископов, и подобно предшественнику своему, Александру II, заключил с массой низшего городского сословия верхнеитальянских городов — патарией — союз против епископов, верных императору. Тогда Генрих IV объявил папу низложенным, но вынужден был в 1077 г. подвергнуться унижению в Каноссе, чтобы предотвратить союз папы с усилившимися германскими противниками Генриха. Когда Григорий VII тем не менее принял сторону его противника, Рудольфа Швабского, Генрих противопоставил ему антипапу Виктора III и, после победы имперских войск при Мантуе (1080) над войсками маркграфини Матильды Тосканской, сам во второй раз перешёл Альпы (1081). Римом он овладел только в 1084 г., и вскоре после коронования императором должен был отступить перед наступавшим на него Робертом Гвискаром. Во время третьего своего пребывания в И. (1090—92) Генрих удачно боролся с войсками Матильды. Успели эти, однако, побудили преданные курии города верхней И. — Милан, Кремону, Лоди и Пьяченцу — к новому восстанию и заключению первого ломбардского союза. К ним примкнул отпавший от Генриха старший сын его Конрад, который в 1093 г. короновался в Монце королём И., а в 1095 г. вступил в брак с дочерью Рожера I Сицилийского. Но ни Конрад, ни отец его, во время четвёртого пребывания своего в Италии (1094—1097), не добились там прочной власти. Напротив, около этого времени города выработали себе повсюду, по примеру Милана, республиканский образ правления. Самостоятельностью своей они прежде всего воспользовались для ожесточённой борьбы между собой. Эти распри облегчили наступление Генриха V (1110), который хотя и не взял Милана, но, после сейма на Ронкальских полях и соглашения с Матильдой, проник через Тоскану в Рим и захватил там в плен папу Пасхалия II В 1116 г. он совершил второй поход в Италию, который, однако, не усилил там императорской власти. В борьбе за престол, вспыхнувшей после смерти Генриха V, Конрад Гогенштауфен объявил себя королём И. против Лотаря Суплинбургского, но, покинутый папой и Миланом, должен был вскоре отказаться от своего намерения. Прочные последствия имело соединение всей нижней И. и Сицилии в одно королевство при Рожере II. Последний выставил в Риме преданного ему папу Анаклета II, против Иннокентия II. Тот сначала принуждён был бежать во Францию, затем искал поддержки у императора Лотаря, с которым в 1133 г. вошёл в соглашение относительно владений Матильды. Но так как Лотарь и при втором своём походе в Рим заботился только о восстановлении императорской власти в городах верхней И., то Иннокентий II после смерти Анаклета II заключил мир с Рожером. Конрад III Гогенштауфен был вынужден, вследствие внутренних дел Германии, все время держаться вдали от И. Около этого времени в Риме выступил Арнольд Брешианский (см. соотв. статью); внутренняя борьба партий в городах верхней И. и Тосканы все более разгоралась благодаря тому, что извне не грозила никакая опасность. Это подало Фридриху надежду вновь проявить здесь императорcкую власть. На зов папы он в 1154 г. двинулся в И. и тотчас начал войну против непокорного Милана. После разрушения Тортоны последовало коронование Фридриха королём в Павии (1155) и императором в Риме. Здесь Арнольд Брешианский был выдан папе; но вскоре начались волнения, принудившие Фридриха покинуть Рим и И. В 1158 г. он вернулся в верхнюю И., где Милан уже успел отразить часть императорских отрядов и заключить союз с папой и Вильгельмом I, королём нижней И. Милан сдался Фридриху на льготных условиях, но желание Фридриха принудить города принять имперских наместников (см. Подеста) вновь возбудило борьбу, в которой Фридрих достиг полного усмирения верхней И. срытием Милана (1162). В 1164 г. ненависть к имперским фогтам достигла в городах до такой степени, что составился союз городов Вероны, Виченцы, Падуи и Тревизо, к которым позднее присоединилась и Венеция. После неудачного нападения Фридриха на этот союз, он в 1166 г. направился к Риму, где во главе его итальянских противников стоял папа Александр III. Моровая язва заставила Фридриха бежать из И.; одновременно с этим составился великий ломбардский союз городов Кремоны, Бергамо, Мантуи и Феррары (1167), который вскоре примкнул к веронскому союзу и в который вошли также вновь отстроившийся Милан и все прочие большие города верхней Италии. Не присоединились к этому союзу только Генуя, тосканские города и Анкона. Император, спустившийся с Альп лишь в 1174 г., потерпел 29 мая 1176 г. тяжёлое поражение от войск ломбардского союза, заставившее его приступить к новым переговорам. Ему удалось заключить с Александром III мир в Венеции и склонить ломбардцев к перемирию. Мирным договором, заключённым в 1183 г. в Констанце, за верхнеитальянскими городами были признаны все вольности, которыми они пользовались со времён Генриха V, особенно права верховной власти (регалии) в городской черте и право вести войны и заключать союзы; император оставлял за собой лишь обычную субсидию во времена римских походов и инвеституру консулов. Сын Фридриха, Генрих, вступил в брак с наследницей Сицилии и нижней И., Констанцией; это имело целью совершенно обхватить папские владения королевством Гогенштауфенов с юга и их империей с севера и должно было довести борьбу папы с имп. в И. до крайнего напряжения. Верхнеитальянские города, которые в этой борьбе должны были впоследствии содействовать победе пап, в начале были большей частью подкуплены дарованными им льготами. После смерти имп. Фридриха и короля Вильгельма II, Генрих VI сумел отстоять свои наследственные права на нижнюю И. в борьбе с норманнской национальной партией. После ранней смерти Генриха, папа Иннокентий III, назначенный опекуном молодого Фридриха II, свои старания об отделении нижней И. от империи начал с того, что признал императором Оттона IV. Оттон IV, явившись в Рим для коронования в 1209 г., тотчас же сделал попытку овладеть нижней И. Тогда Иннокентий III выставил против него Фридриха II. Короновавшись императором в 1220 г., Фридрих не только грозил сделаться могущественным соседом пап в нижней И. и Сицилии, но и вырвать из их рук их последнее орудие — крестовые походы, так как в 1225 г. заявил свои притязания на Иерусалим и вместе с тем на руководство всем крестоносным движением. Для противодействия этому в верхней И. вновь возник ломбардский союз городов, под главенством Милана (1226). Папа Григорий IX неоднократно отлучал Фридриха от церкви; тем не менее последний, в союзе с Эццелино да Романо, в 1236 г., удачно действовал против гвельфов в Ломбардии, в 1237 г. нанёс миланцам при Кортенуове решительное поражение и затем обратился против папы, который созвал против него собор в 1240 г. Последний не состоялся, вследствие большой морской победы пизанцев при Мелории, где уничтожены были надолго могущество гвельфской Генуи и её флот, который должен был доставить на собор французских прелатов. Папа Иннокентий IV возобновил борьбу с Фридрихом; за неудачными попытками императора заключить мир последовали поражение его при Виттории (1248) и плен его способного сына Энцио. Смерть Фридриха (1250) и последовавшая через четыре года смерть его преемника Конрада IV, который в 1251 г. утвердился в нижней И., ускорила падение власти Гогенштауфенов в И. Хотя незаконный сын Фридриха II, Манфред, вступил в управление нижней И. и Сицилией и, вследствие ложного слуха о смерти Конрадина, короновался в 1258 г. королём, но в верхней И. Эццелино был разбит миланцами при Кассано в 1259 г. Когда власть Манфреда стала распространяться и в Средней И., папа Урбан IV вступил в переговоры с братом короля французского, Карлом Анжуйским, оконченные затем Климентом IV. Карл был избран римским сенатором и против Манфреда объявлен крестовый поход. В битве при Беневенте (1266) Манфред был разбит и погиб. Поход, предпринятый два года спустя Конрадином, окончился битвою при Тальякоццо (1268) и казнью последнего Гогенштауфена. Ещё более ожесточившаяся распря гвельфов и гибеллинов всюду подготовила конец гражданской свободе и отдала власть в руки отдельных аристократических фамилий (см. Республики итальянские в Средние века).

Борьба Анжуйского и Арагонского домов на юге, возникиовение позднейшей Церковной области и развитие позднейших больших государсте в Тоскане и верхней Италии (1268—1492)

Карл I Анжуйский был коронован в Риме, по желанию папы, королём Сицилии; но в 1282 г. народ восстал против алчности и насилий французов (см. Сицилийская вечерня). Король Пётр Арагонский, имевший, через жену свою Констанцию, права на гогенштауфенское наследство в нижней И., высадился в том же 1282 г. на о-в, а Рожер Дорийский принудил Карла к отступлению из Мессины. Карл II, сын Карла I, взятый в плен при второй морской победе Рожера (1284), отпущен был на свободу только под условием уступки Сицилии Иакову, второму сыну Петра Арагонского, но тотчас же возобновил, в союзе с Францией и Кастилией, войну с арагонцами. Когда последние, в 1296 г., захотели отказаться от о-ва, народ провозгласил королём третьего брата бездетно умершего Петра, Фридриха III, который, миром 1303 г., достиг прочного утверждения своей династии на о-ве. Папы, около этого времени поселившиеся в Авиньоне, лишились плодов своей политики, клонившейся к разрушению всякой сильной власти в И. Призванный враждующими партиями, Генрих VII явился в И. в 1310 г. и в 1312 г. короновался в Латеране, но вскоре умер (1313), после чего гвельфы снова подняли голову. У гибеллинов явился новый вождь в лице Каструччио Кастракане, который сделался правителем Ликки и Пистойи и счастливо вёл войну с Пизой, в 1323 г. уступившей Сардинию арагонцам. Новое сильное наступление на И. сделано было Людовиком Баварским. Он сместил в Милане Галеаццо Висконти, овладел железной короной, отдал Пизу Каструччио Кастракане и сделал его герцогом луккским. В Риме он короновался императором, но принуждён был отступить перед вспыхнувшим восстанием. Затем началась в И. борьба мелких областей, которая повела впоследствии к образованию более обширных государств верхней и средней И. и почти во всех городах отдала власть в руки отдельных лиц. Так случилось в Болонье, потом в Генуе и даже во Флоренции, призвавшей себе в правители герцога афинского, Вальтера Бриеннского. Эти владетели опирались на преданное им наёмное войско, что, с одной стороны, повело к пагубному развитию кондотьеров (см.), с другой — способствовало возникновению культуры Возрождения, так как талантливые люди, устраняемые от общественной и военной деятельности, с тем большим рвением отдавались искусству и литературе (см. Гуманизм). В Риме, уже утомлённом насилиями аристократии, Риенци ввёл подобие древнеримск. народного трибуната, но этим только проложил путь к восстановлению папской власти в вечном городе. Уже Урбан V пробыл в Риме 1367—70 гг., а Григорий XI перенёс туда, в 1377 г., папский престол из Авиньона. Начавшийся за тем великий раскол благоприятствовал смутам в неаполитанском королевстве, оспариваемом провансальскими, венгерскими и нижнеитальянскими Анжу. Церковная область, объединённая Альборносом, стала вновь распадаться на мелкие владения. В Ломбардии Джангалеаццо Висконти успешно действовал против Рупрехта пфальцского (1401), но скоро умер и основанное им государство ослабело вследствие дележей и отпадения отдельных частей. Когда в Сицилии вымерла династия, она в 1409 г. была присоединена к Арагонии, господство которой Альфонс V распространил в 1435 г. и на нижнюю И. Когда положен был конец расколу, папе Мартину V удалось водворить некоторый порядок в Церковной области; но при его преемнике, Евгении IV, беспорядки возобновились и раскол ожил снова. Область эта успокоилась только при Николае V. Одновременно во Флоренции утвердилось бесспорное господство Медичи, между тем как в верхней И. последний Висконти не раз подвергался нападениям венецианцев, под предводительством Карманьолы. Войны эти окончились миром между Миланом и Венецией в 1433 г., за которым последовал мир между Миланом и Флоренцией в 1441 г. Никакого значения для истории И. не имели римские походы Сигизмунда (1431—33 г.) и Фридриха III (1452). В герц-ве Миланском престола добился кондотьер бездетного Филиппа-Мария Висконти, Франческо Сфорца (1450), и миром 1454 г. надолго установил границу между владениями Милана и Венеции. Когда в 1458 г. умер Альфонс V, нижняя И. была отделена от Сицилии и Арагонии в пользу его побочного сына Фердинанда, который осторожностью и хитростью достиг утверждения своей династии. В это время, лишённое великих политических целей и движений, часто составлялись заговоры против лиц, стоявших во главе правления, как в нижней И., так и в Милане и во Флоренции. В последней, однако, Лоренцо де Медичи удалось вновь утвердить власть своего дома; он следовал при этом политике равновесия своего деда Козимо, которому по меньшей мере не уступал в деле покровительства наукам, искусствам и литературе. Последние достигли тогда в И. своего высшего расцвета.

Новое время.

Борьба Франции и Испании за господство в Италии (1492—1559)

Поводом к нарушению спокойствия в И. послужили притязания, заявленные Францией на нижнюю И. и на Милан. Во Флоренции место Лоренцо занял в это время политически незрелый Пьеро де Медичи (1492 г.), а на папский престол вступил безнравственный и руководимый исключительно личными видами Александр VI. Правитель Милана, Лудовико Моро, желавший устранить своего племянника Джангалеаццо Сфорца и встретивший отпор со стороны родственников жены последнего, неаполитанских арагонцев, обратился за помощью к Франции. Спустившись с Альп летом 1494 г., Карл VIII занял Тоскану и через Рим направился к Неаполю, покинутому сыном и наследником Фердинанда, Альфонсом II, который передал корону своему сыну Фердинанду II. Союз Милана и Венеции с императором Максимилианом, составившийся в тылу Карла VIII, принудил его к поспешному отступлению из И., летом 1495 г. Здесь водворился, по-видимому, прежний порядок; только во Флоренции ещё держалась республика, восстановленная усилиями Саванаролы, и Пиза успешно отстаивала против Флоренции возвращённую ей Францией самостоятельность. Преемник Карла VIII, Людовик XII, привлёк сначала на свою сторону Венецию — общанием расширить её владения в верхней И., а папу — милостями, оказанными его сыну Цезарю Борджиа, и осенью 1499 г. овладел Генуей и герцогством миланским; затем он договорился с Испанией завоевать сообща неаполитанское королевство. Последний король прежней династии, Фридрих Альтамура, сдался в 1501 г. Гонсальво Кордуанскому, который, вопреки соглашению с Францией, всё королевство подчинил Испании; вместе с ранее завоёванной Сицилией, оно оставалось испанской провинцией до самой войны за испанское наследство. Между тем, в средней И. Цезарь Борджиа истреблял правителей многих городов, чтобы создать себе более обширное государство, но смерть его отца, Александра VI, расстроила его могущество. Его злодеяния имели для истории И. значение в том смысле, что ими он проложил для энергического папы Юлия II путь к воссозданию распавшейся Церковной области. Чтобы отнять у Венеции захваченные ею участки, Юлий II заключил в 1508 г. с Людовиком XII и Максимилианом Камбрейским союз, едва не погубивший республику. Но, достигнув цели, Юлий II немедленно обратился против своих прежних союзников, заключив в 151 1 г. «священную лигу» с Венецией, Швейцарией, Испанией и Англией, следствием чего было изгнание французов из полуострова и восстановление миланского герцогства, под управлением Максимилиана Сфорца, старшего сына Лудовико Моро. Ещё при жизни Юлия II Медичи снова стали во главе правления во Флоренции; хотя после падения Савонаролы республика продолжала существовать, но правление было отдано в руки одного гонфалоньера. После восшествия Льва Х на папский престол возобновилась война в верхней И. Людовик XII, по заключении мира с Венецией, сделал новую попытку овладеть миланским герцогством, а испанцы заняли владения Венеции на материке. Что не удалось Людовику, то было достигнуто его преемником Франциском I. 13 и 14 сент. 1515 г. он разбил при Мариньяно швейцарцевМаксимилиана Сфорца, предоставившего Франциску I Милан, за ежегодную пенсию. Вслед за тем и Лев Х заключил мир с Францией. Но избрание Карла V германским императором вновь зажгло борьбу в И. между ним, как королём Испании и нижней И., и Франциском I, королём Франции и обладателем Ломбардии. Испанцы, благодаря победе при Бикокке, удержались в Ломбардии до тех пор, пока колебания борьбы за верхнюю И. не окончились решительно в пользу императора, победой при Павии (25 февр. 1525 г.); императорские войска заняли Рим и подвергли его страшному опустошению (1527). Новая французская армия, проникшая в Неаполь, погибла от чумы; в то же время Андрей Дориа, отложившись от Франции, привлёк к союзу с императором и свой родной город — Геную. Франциск I был вынужден, договором в Камбре (1529), отказаться от всей И. Карл V опять водворил Франческо Сфорца в Милане (1529) и заключил мир с Венецией. Флоренция, откуда прежние сторонники Савонаролы вновь изгнали Медичи, была, после упорной обороны, принуждена к сдаче императорскими войсками (1530), а в 1531 г. туда вступил, в качестве наследственного герцога, муж незаконной дочери Карла V, Алессандро де Медичи. Заговоры Бурламакки в Лукке и Фиески в Генуе не имели последствий. Борьба Генриха II, преемника Франциска V, с Карлом V отдала ещё и Сиенну в руки Медичи, после чего Франция потеряла последнюю точку опоры в И. При разделе габсбургских земель, после отречения Карла V, Испания получила, в качестве провинций, не только Сицилию и нижнюю И., но и Ломбардию. Это распределение было утверждено в 1559 г. миром в Като-Камбрези.

Италия во времена испанского господства и возрастающего влияния Франции (1559—1700)

Вместо бесчисленных самостоятельных городов остались теперь, кроме испанских владений, только Церковная область, Тоскана, Венеция, Генуя, Монферрат-Мантуя, а из мелких государств: Урбино — под властью Ровере, Модена-Феррара — под властью Эсте, Лукка и Сан-Марино; к ним присоединилось ещё вновь основанное герцогство Парма-Пиаченца, под властью Фарнезе. Наибольшее значение для будущего имело восстановление Савойи и Пьемонта, которые прежде всего должны были служить испанскому господству в верхней И. оплотом против Франции. Соединённые в одних руках, они приобретали всё большее значение на С полуострова; но во время франко-габсбургской борьбы они были заняты Францией. Оставшаяся за Габсбургами победа возвратила Эммануилу-Филиберту утраченные земли. В Тоскане, при Козимо I, возведённом папой в великие герцоги, упрочилась энергическая власть, уже при его преемнике, однако, пришедшая в упадок. Венеция, флот которой, вместе с папской, испанской и савойской эскадрами, принимал участие в морской битве при Лепанто (1571), вскоре после этого должна была уступить Кипр Османам. Эммануил-Филиберт энергично правил в возвращённых ему землях и в 1574 г. добился, наконец, того, что его владения были совершенно очищены от испанцев и французов. После смерти последнего Гонзага, во время войны за мантуанское наследство, большая часть Монферрата перешла к Карлу Невер-Гонзага, покровительствуемому Францией. Незадолго до того прекратило своё существование ещё одно из небольших владений в И., Урбино, которое в 1623 г. слилось с Церковной областью. Та же судьба раньше постигла Феррару (1598), причём за домом Эсте (см.) остались только Модена и Реджио. Тем не менее владения курии, в которых за это время энергическими и способными правителями были только Григорий XIII и Сикст V, всё более клонились к упадку. Несостоятельность этого правительства в военном отношении ясно сказалась в войне за Кастро, которую Урбан VIII вёл с Фарнезе из-за своих непотов, Барберини. Напротив того, Венецианская республика несколько окрепла. Злоупотребления испанцев в южн. провинциях повели к смутам, из которых в особенности восстание Мазаниелло приняло довольно грозный характер и вызвало вмешательство французов, под начальством герц. Гиза. Франция уже ранее воздвигла на сев. границе И. преграду дальнейшему развитию испанской власти тем, что воспрепятствовала соединению габсбургских земель в Граубюндене и Вальтеллине. Она пыталась утвердиться и в Пьемонте, как в Мантуе; но Пиренейским миром (1659) за Карлом-Эммануилом были признаны его владения, а Людовик XIV упрочил своё положение в верхней И. покупкой важного по своему значению Казале. Виктор-Амедей II примкнул к европейской коалиции против Франции (1690). Последовавшая за тем нерешительная война с французами, от которой сильно пострадал Пьемонт, была окончена договором 30 мая 1696 г., подтверждённым Рисвикским миром (1697), по которому Виктору-Амедею II возвращены были его земли, включая и важное Пиньероло. Венеция, у которой турки, после ожесточённой борьбы, отняли Крит, выступила против них в союзе с Австрией и с 1684 г. отвоевала назад некоторые части Далмации, о-ва Эгину и Санта-Мауру, а также и Морею — завоевания, подтверждённые Карловицким миром 1699 г.

Вмешательство Aвстрии в дела Италии, возвышение Савойского дома и восстановление Неаполитанского королевства, эпоха просвещения (1700—1792)

Большое влияние на дальнейший ход событий в И. имела война за испанское наследство и вымирание многих итальянских династий в продолжение её и по её окончании. Виктор-Амедей, державший сначала сторону Людовика XIV и внука его Филиппа V, позже перешёл на сторону держав, соединившихся против Франции и Испании и обещавших ему значительное расширение его владений. Французы, после битвы при Турине (1706), вынуждены были очистить всю верхнюю И.; нижняя И. поднялась за австрийцев. Из наследства Карла IV Гонзага Австрии досталась только Мантуя, Монферрат же перешёл к Савойе. Когда, после смерти имп. Иосифа I (1711), стало грозить соединение исп., итальянских и австрийских земель в руках Карла VI Габсбургского, Савойя, как и Англия, завязала с Францией переговоры, окончившиеся Утрехтским миром (апр. 1713), который был признан и Австрией в 1714 г. Австрия получила, кроме Мантуи, ещё Милан, Неаполь и Сардинию, Савойя, кроме Монферрата — ещё Алессандрию, Валенцу, Ломеллину и долину Сезии, а также королевство Сицилию. К изменению этого разделения И., снова в пользу Австрии, повело произведённое, под руководством Альберони, покушение Испании на Сардинию (авг. 1717 г.) и Сицилию (июнь 1718 г.). В 1720 г. Филипп V Испанский был принуждён отказаться от островов, которыми обменялись теперь Австрия и Савойя: первая получила Сицилию, вторая — Сардинию. После войны, которую в то же время вела Венеция с турками, Морея была, по мирному договору в Пассаровице (1718), вновь отдана туркам. Новые изменения произошли вследствие вымирания Медичи и Фарнезе и в связи с войной за польский престол, ареной которой была опять большей частью И. В силу прежних договоров, после смерти Антония Фарнезе (10 янв. 1731 г.), Парма и Пьяченца были заняты императором для инфанта дона-Карлоса Испанского, а при начале войны за польский престол последнему со стороны Франции обещаны были Неаполь и Сицилия, в вознаграждение за уступку Пармы и Пьяченцы брату его Филиппу. Савойя была ещё ранее привлечена на сторону Франции видами на Милан. Война в верхней и нижней И. окончилась предварительным миром в Вене между Францией и Австрией (1735), по которому, муж Марии-Терезии, Франц-Стефан, вознаграждён был за потерю Лотарингии правами на Тоскану, а дон-Карлос утверждён был во владении нижнеитальянско-сицилийским королевством; последнее постановлено было, однако, не соединять с Испанией. Парма и Пьяченца, несмотря на протесты папы, отошли к Австрии, а Карл-Эммануил III, король Сардинии, должен был удовольствоваться приобретением Тортоны и Наварры. Последовавшему за тем краткому мирному периоду положила конец война за австрийское наследство, в которой Сардиния сначала опять примкнула к противникам Австрии, но по Вормскому договору (1743) перешла к союзу с Марией-Терезией. Результатом войны в верхней И. было признание по Аахенскому миру Франца-Стефана великим герцогом Тосканы, которая перешла к нему после смерти последнего Медичи в 1737 г., утверждение прав Филиппа Испанского на Парму и Пьяченцу, присоединение нескольких участков к Пьемонту и подтверждение за Генуей обладания спорным Финале. Беспорядки продолжались ещё только в Корсике, которую Генуя продала призванной на помощь Франции. Для полуострова, вместе с Сицилией и Сардинией, наступил после Аахенского мира сорокалетний период покоя, в продолжение которого, под влиянием так назыв, «просвещения», отменялись устаревшие церковные и феодальные привилегии, преобразовывалось законодательство и централизовалась власть. Всего осторожнее шёл по этому пути, проложенному уже Виктором-Амедеем II, Карл-Эммануил III; тем решительнее действовали король Карл в нижней И., по советам Тануччи, и тосканское правительство — при великом герцоге Леопольде, наследовавшем Тоскану после смерти отца своего, имп. Франца I. Из мелких государств Парма и Пьченца увлечены были этим же движением, которое принудило даже Бенедикта XIV ко многим уступкам, а Климента XIV — к уничтожению иезуитов.

Период революционных войн (1792—1815)

Великая французская революция очень скоро нашла отголосок в разных государствах Апеннинского полуострова, где тяжёлые экономические условия жизни народа, вместе с крайним деспотизмом правительств, создали почву для революционной пропаганды. Брожение было легко подавлено, но дало повод французскому правительству и сделало И. ареной войны между Францией и Австрией. Первая, если судить по её декретам, манифестам и прокламациям, стремилась завоевать свободу для И., в действительности же была вызвана к войне политической необходимостью, а продолжала её (во времена Директории) для пополнения истощённого казначейства Франции. Австрия, боровшаяся с Францией во имя принципа легитимизма, на самом деле отстаивала своё господствующее положение в И. Перед самой войной ей принадлежало в И. только Миланское герцогство, отделённое от неё территорией Венеции; но вёл. герцогство Тоскана фактически было тесно связано с Австрией, а король неаполитанский Фердинанд находился под сильным влиянием своей жены, Марии-Каролины, дочери Марии-Терезии. В Пьемонте, король которого Виктор-Амедей III был тестем графа д’Артуа, было сильно влияние Франции, но революция естественно сблизила и его с Австрией. В конце 1792 г. Франция объявила войну Пьемонту. Её войска вступили в Савойю, где, при содействии местной революционной партии, немедленно произошло преобразование всего государственного и общественного строя в республиканском духе. Пьемонт, несмотря на постоянные поражения, упорно продолжал борьбу и отказался присоединиться к Базельскому миру. В феврале 1793 г. Франция объявила войну и Неаполю. В конце 1795 г. военное счастье склонилось было на сторону союзников (Австрии, Неаполя и Пьемонта), но когда в апреле следующего года во главе франц. армии в И. был поставлен ген. Бонапарт, оно вернулось к Франции. Хота армия Бонапарта численностью была гораздо слабее соединённой армии Пьемонта и Австрии, но, искусным и смелым движением отрезав их одну от другой, Бонапарт в несколько дней принудил Пьемонт к перемирию (28 апр.), за которым скоро последовал мир. Савойя, Ницца и несколько пограничных крепостей были уступлены Франции; Пьемонт был нейтрализован, и Бонапарт мог направить все силы против австрийских войск. После поражения их при Лоди (10 мая) Бонапарт вступил в Милан. Вслед за французской армией туда явились итальянские эмигранты из других государств И., быстро возникла политическая журналистика, начались политические преобразования; но взамен свободы Бонапарт потребовал контрибуцию в 20000000 фр. и отправил в Париж коллекцию лучших картин, хранившихся в Милане. Поборы французов дали возможность духовенству и дворянству вызвать крестьянское движение, которое было скоро подавлено. Бонапарт из Милана двинулся вновь против австр. главнокомандующего Болье и разбил его 29 мая при р. Минчио, близ Мантуи; затем он вторгся в Папскую область и изгнал из Болоньи папского легата. Испуганный папа купил мир ценой Равенны, Анконы и Феррары, 20 млн. фр. контрибуции и множества ценных рукописей и произведений живописи и скульптуры. Затем Бонапарт двинулся в Тоскану в захватил Ливорно, со всеми английскими торговыми кораблями, находившимися в этой гавани. Король неаполитанский Фердинанд, вяло ведший в течение 3 лет войну с Францией, поспешил заключить мир, на довольно благоприятных условиях, тотчас после битвы при Минчио. После новых побед Бонапарта над австрийцами Мантуя сдалась французам (2-го февраля 1797 г.); этим завоевание австрийской Ломбардии было закончено. Вопреки ясно выраженному желанию Директории, Бонапарт, воспользовавшись революционным движением в Модене, образовал из этого герцогства, присоединив к нему отнятые от Папской области Болонью и Феррару, особую «Цизальпинскую республику» (окт. 1796 г.). В это время возникает в И. идея национального единства, впоследствии приведшая к политическому объединению п-ова. На конгрессе в Модене и Реджио (25 дек. 1796 г.), созванном Бонапартом для выработки конституции, эта идея вызвала энтузиазм собрания. Сам Бонапарт несколько раньше, в речи к гражданам Модены, указал на вред, приносимый И. её политической раздроблённостью, и убеждал слушателей соединиться с их братьями, освобождёнными им от ига папы. Переписка папы, интриговавшего против Франции, попала в руки Бонапарта и дала ему предлог вторгнуться вновь в Папскую область. Ценя власть папы над католическим миром, победитель предложил ему, опять таки вопреки желанию Директории, весьма льготные условия мира, подтверждавшие прежнее перемирие; от каких бы то ни было стеснений духовной власти папы Бонапарт отказался. Папа с радостью согласился и мир был заключён в Толентино, 19 февр. 1797 г. Затем Бонапарт принудил аристократическое правительство Венецианской республики реформировать её в демократическом духе; вместе с тем он получил, по обыкновению, контрибуцию и коллекцию картин. 18 апреля 1797 г. были подписаны в Леобене прелиминарии мира с разбитыми австрийцами: Австрия, взамен Нидерландов и Ломбардии, получила почти всю Венецианскую область (к В от р. Эч). 17 октября 1797 г. был заключён в Кампоформио мир, который подтверждал эти условия. Австрия согласилась на устройство Цизальпинской республики из австрийской Ломбардии, венецианской территории к З от р. Эч и сев. округов Папской области. В дек. 1797 г. на улицах Рима произошло столкновение между республиканцами, поддерживаемыми франц. посланником Иосифом Бонапартом, и папскими драгунами, при чем последние убили состоявшего при посольстве ген. Дюфо. Не получив удовлетворения, посланник выехал из Рима, а командующий французскими войсками в И. ген. Бертье получил от Директории приказ идти на Рим. В Риме была провозглашена республика; папа (Пий VI) лишён светской власти (15 февр. 1798). Он не подчинился этому и должен был уехать из Рима сперва в Тоскану, потом во Францию, где скоро умер. В Пьемонте все крепости, не исключая и Туринской цитадели, были постепенно заняты французами; затем Франция потребовала от него прямого участия в войне с Неаполем, и когда Карл-Эммануил IV, наследовавший Виктору-Амедею, колебался исполнить это требование, он был вынужден отказаться от всех своих владений на материке и удалиться на о-в Сардинию. В Пьемонте было учреждено временное правительство, подчинённое Франти, а пьемонтские войска приняты на французскую службу. В том же 1798 г. тосканский вёл. герцог лишён своих владений за приют, данный им папе; его государство обращено в республику и обложено контрибуцией в пользу Франции. Последним испытало ту же участь королевство Неаполитанское. Издавна это был приют и опора самой мрачной политической реакции; это была страна дворян и священников, где феодальный строй сохранился в особенно первобытной форме и феодальные повинности крестьян были особенно отяготительны. Естественно, что неапол. правительство неохотно мирилось с положением, созданным миром 1796 г. В конце 1798 г. оно присоединилось к новой европейской коалиции против Франции (Англия, Австрия, Россия, Турция), и его войска, под командой австрийского ген. Мака, впоследствии прославившегося своими ошибками и неудачами, двинулись в Папскую область. 29 ноября король занял Рим, не встретив сопротивления; немедленно начались аресты и казни политических преступников. Через несколько дней, однако, неаполитанские войска Мака были разбиты французами в нескольких битвах; в Риме началось народное движение, и Фердинанду, хвастливо приглашавшему папу вернуться в Рим, пришлось поспешно бежать. В самом Неаполе положение дел было отчаянное: разлад, взаимное недоверие, подозрения в измене, сильные народные движения, как против французов, так и против собственного правительства. Трусливый Фердинанд со всею семьёй бежал в Сицилию (21 дек.), оставив столицу французам. Ген. Шампионне немедленно приступил к преобразованию Неаполитанского королевства в Партенопейскую республику. Исполнительная власть была организована по образцу Директории, был учреждён законодательный корпус, реформированы экономические отношения. Образованные классы встретили реформу восторженно, но крестьяне, руководимые духовенством, почти повсеместно восстали на защиту церкви и трона, и началась гражданская война, подобная Вандейской. На севере И., между тем, французы терпели поражение за поражением. Победы Суворова открыли союзникам ворота Милана и Турина и покончили с французскими завоеваниями на С.: Цизальпинская республика перестала существовать, Пьемонт был возвращён своему королю, а Милан — Австрии. После поражения французов при Нови И. была потеряна для Франции. Партенопейская республика была потоплена в крови своих защитников; капитуляции, на основании которых сдавались республиканцы, были нарушены, и началась самая варварская расправа со всеми сторонниками революции. Затем была. восстановлена Папская область, хотя с одной стороны Австрия, с другой Неаполь выражали на неё свои претензии. В управление ею вступил папа Пий VII, избранный конклавом кардиналов, собравшимся в Венеции под охраной союзников. 4 июня 1800 г. Массена сдал Геную австрийцам; но десять дней спустя Бонапарт, в то время уже первый консул, разбил при Маренго австрийскую армию и вынудил перемирие, по которому получил все крепости Северной Италии до берегов Минчио. Повсеместно в И. республиканцы подняли голову, повсюду начались новые народные движения. Бонапарт, однако, менее прежнего был заинтересован в торжестве демократических начал и республиканских форм правления. Люневильский мир 9 февр. 1801 г. оставил Венецию за Австрией; из Тосканы создал Этрурийское королевство, власть над которым вручил герцогу Пармскому; Парму и Модену, как и почти всю сев. И. до р. Эч, отдал Франции, которая восстановила там Лигурийскую (Генуэзскую, вскоре за тем присоединённую к Франции) и Цизальпинскую республики. Через 1 1/2 месяца был заключён отдельный мир с Неаполем, сохранивший неприкосновенными владения и власть Фердинанда и только требовавший от него некоторых реформ и амнистии политическим преступникам. В конце того же 1801 г. в Лионе были собраны представители Цизальпинской республики, которые приняли новую конституцию для этого государства, выработанную Талейраном, и выбрали президентом на 10 летний срок, с правом переизбрания, Наполеона Бонапарта, он немедленно переименовал республику в Итальянскую, подчёркивая тем своё сочувствие стремлениям итальянских патриотов. Через 3 года, когда Наполеон стал императором, он присоединил к Итальянской республике итальянские владения Франции и принял титул короля Италии, короновавшись железной ломбардской короной. Пасынок Наполеона, Евгений Богарне, был сделан вице-королём. После новой войны с Австрией по Пресбургскому миру (27 дек. 1805) к И. королевству были присоединены австрийские владения — Венеция, Истрия и Далмация. Маленькая республика Лукка, расширенная территориально по Пресбургскому миру, была обращена в княжество, и управление им поручено сестре Наполеона, Элизе Баччиоки. Тогда же (дек. 1805) Наполеон декретировал низложение Фердинанда неаполитанского, не исполнившего условий мира; Фердинанд снова бежал в Сицилию, а неаполитанская корона была отдана Иосифу Бонапарту, брату императора (1806). Через 2 года, когда Иосиф Бонапарт получил испанский престол, неаполитанским королём сделан был зять Наполеона, Иоахим Мюрат (1808). Этрурия, правитель которой оскорбил Наполеона, открыв Ливорно для английского флота, была присоединена к Франции (1808), и регентшей в ней сделана Элиза Баччиоки. Папа был лишён светской власти, его область присоединена к Франции (16 мая 1809), Рим признан вторым городом империи, папе назначен ежегодный доход в 2 млн. фр., монастыри упразднены, большинство священников уволено. Таким образом И. распалась на 3 части: сев.-зап. (часть Пьемонта, Генуя, Лукка, Тоскана, большая часть Папской области), присоединённую, на разных началах, к Франции; сев.-вост, — королевство И., от которого были отрезаны Триест и Истрия, и, наконец, королевство Неаполитанское. Острова Сардиния и Сицилия остались под управлением старинных династий Савойской и Бурбонов. При всем произволе, с которым Наполеон обращался с И., при всех его вымогательствах и разорительности ведённых им войн, переворот, им совершённый, был благодетелен для И.: благодаря ему пало феодальное право, были введены конституционные учреждения, свобода печати значительно расширена; уголовное и гражданское право реформированы, отправление правосудия упрощено и улучшено, личная свобода увеличена, промышленность и торговля избавлены от многих стеснительных для них условий и заметно оживились. В этот период возникла и развилась идея единства И. В 1814 г. Наполеон пал; Парижский трактат (30 мая) восстановил, с некоторыми изменениями, большую часть итальянских государств, в границах 1792 г., и возвратил изгнанных королей на их престолы. Генуэзская республика была присоединена к Пьемонту, Венеция оставлена за Австрией. Только в Неаполе оставался королём зять Наполеона Иоахим Мюрат, изменивший своему императору, дважды (в 1812 г. и после примирения в 1813 г.) покинувший его армию и заключивший сепаратный договор с Австрией. Когда Наполеон бежал с о-ва Эльбы во Францию, король Иоахим стал на его сторону и вторгнулся с войском в восстановленную Папскую область, но был разбит в битве при Толентино (2 мая). После этого он отправился во Францию, а Неаполь, 23 мая, занял прежний его король Фердинанд. После Ватерлоо Мюрат сделал отчаянную попытку высадиться на неаполитанский берег с целью вызвать революцию против Бурбонов, но был схвачен, судим военным судом и расстрелян 15 окт. 181 5 г. На Венском конгрессе карта И. была вновь пересмотрена европейскими державами, по второму Парижскому миру в ней были сделаны некоторые несущественные изменения, и наконец судьба этой страны была решена следующим образом: Австрия, кроме Венеции, получила обратно Ломбардию; Пьемонт получил Геную, в вознаграждение за несколько округов Савойи, уступленных Франции; от восстановленной Папской области отделены в пользу Австрии владения по левому берегу По. Герцогство Модена отдано Франциску IV, внуку изгнанного Геркулеса Эсте, родственнику австрийского императора; Тоскана отдана брату последнего, эрцгерцогу Фердинанду, Лукка — Карлу II (из дома испанских Бурбонов), взамен Пармы, отданной в пожизненное владение жене Наполеона — Марии-Луизе; после её смерти герцогство должно было перейти к Карлу II. Республика Сан-Марино и княжество Монако восстановлены. Таким образом, период революционных войн закончился возвращением к прежнему состоянию: только одна Австрия получила существенное приращение своих владений на Апеннинском полуострове, да Венеция и Генуя прекратили самостоятельное политическое существование. Национальная идея, однако, не исчезла; воспоминания о свободе вызывали постоянные народные движения, которые привели, в конце концов, к революции 1848 г. и объединению Италии.

Период реакции, 1815—1848

После реставрации повсеместно в И. началась жесточайшая реакция. Тон задавала Австрия. Все приобретения революционного периода были, по возможности, уничтожены; конституционные учреждения отменены, суд присяжных заменён бюрократическими судилищами, обыкновенными и чрезвычайными; для охраны патриархально-бюрократической системы управления пришлось возвысить, полицию и шпионство до ещё небывалой в И. степени развития. Полицейские власти во всех государствах И. находились в теснейшем союзе между собой; в этой области было достигнуто полнейшее единство. Возобновлена строжайшая цензура. Тысячи людей попадали в казематы, если избавлялись от смертной казни, или должны были искать убежища на чужбине. Монастыри были восстановлены в Папской области, а частью и в других итальян. государствах; место французских гражданского и уголовного кодексов заняли хаотические церковные постановления; повсеместно французское гражданское законодательство отменено и восстановлено старое, построенное на покровительстве высшим сословиям; в уголовном законодательстве восстановлены жестокие наказания, по крайней мере на бумаге, до четвертования и колесования включительно (в Пьемонте они на практике не применялись). Система податей стала весьма отяготительной для массы населения. Разбойничество, почти уничтоженное в предыдущий период, страшно усилилось, и полиция, приспособленная лишь к преследованию политических заговоров, была бессильна против него. Всего суровее господствовала реакция в Папской обл. (ещё сильнее она стала после смерти Пия VII и избрания Льва ХII, в 1823 г.), Пьемонте и австрийских владениях; несколько мягче она была в Тоскане и первое время в Неаполитанском королевстве (ставшем после 1815 г. «королевством Обеих Сицилий»), где, после смерти королевы Каролины (1814), Фердинанд (после переименования королевства называвшийся уже не четвёртым, а первым) не обнаруживал прежней энергии. В Неаполе сильнее всего распространилось революционное общество карбонариев (см.). Правительство старалось противодействовать им устройством другого общества кальдерариев (медников), но оно ничего, кроме насмешек, не возбуждало. Испанская революция 1820 г. немедленно отозвалась в Неаполе; в июле там вспыхнуло восстание, преимущественно в среде войск; во главе его встал генерал Пепе. Медлительность и нерешительность правительства содействовали быстрому его распространению; через 5 дней после начала бунта наследный принц Франциск, которому испуганный король передал управление, провозгласил для Неаполя с его областью (но не для Сицилии) так назыв. «испанскую конституцию 1812 г.», назначил Пепе главнокомандующим неаполитанских войск и учредил правительственную юнту из конституционалистов. Король торжественно присягнул конституции — но эта присяга, писал он императору австрийскому, была вынуждена, и потому не имела значения. 14 июля восстание перекинулось через пролив в Сицилию; здесь оно приняло характер более народный, чем военный, более радикальный по своим требованиям, более кровавый и упорный по характеру. Усмирение бунта было произведено уже новым, либеральным министерством; испанская конституция распространена и на Сицилию. Парламент начал свои заседания, характер управления изменился. Но священный союз не хотел допустить поражения абсолютизма где бы то ни было. На конгресс в Лайбахе был приглашён и Фердинанд. Перед отъездом он вновь обязался отстаивать конституцию — и вновь написал иностранным государям, что его обязательство не имеет силы. На конгрессе он с радостью согласился на иностранное вмешательство для восстановления его абсолютной власти, и вернулся в Италию с австрийским войском. 7 марта 1821 г. неаполитанские войска были разбиты при Риети; паника быстро охватила войско и народ. Австрийцам нетрудно было вступить в столицу и восстановить там своего союзника. Парламент, после слабого протеста, разошёлся; начались празднества при дворе, аресты и казни. Через 3 дня после битвы при Риети вспыхнуло восстание в Пьемонте. Заговорщики, во главе которых стоял майор Сантароза, вели тайные переговоры с Карлом-Альбертом, принцем Кариньянским, потомком младшей ветви Савойского дома, вероятным наследником престола в виду бездетности как короля, так и его брата. Не дождавшись согласия принца, заговорщики начали бунт, взятием цитадели Алессандрия. Испуганный король Виктор-Эммануил отрёкся от престола в пользу своего брата, Карла-Феликса, а за его отсутствием назначил регентом принца Кариньянского. Тот провозгласил испанскую конституцию, сформировав министерство, в которое вошёл и Сантароза, а затем бежал за границу, протестуя против учинённого будто бы над ним насилия (21 марта). В это время в Пьемонт вступили австрийские полки. Сантароза был разбит под Наваррой (8 апр.), конституция немедленно отменена, и Карл-Феликс вступил в Турин в качестве неограниченного монарха.

Реакция, последовавшая за событиями 1820—21 гг., не подавила революционных стремлений и деятельности тайного общества. Июльская революция и перемена правления во Франции возбудили в И. надежду на помощь этой страны; итальянские карбонарии находились в постоянных сношениях с французскими революционерами (Лафайетом и др.). Революция нашла свой отголосок всего более в Папской области, где вскоре после неё умер папа Пий VIII (занявший место Льва XII в 1829 г.), и в мелких герцогствах. Моденский герцог Франциск IV должен был бежать в Вену, но успел арестовать и увезти с собою вождя моденских революционеров, Менотти (впоследствии он был казнён); Мария-Луиза Пармская укрылась в укреплённой Пьяченце (февр. 1831 г.). Во многих местах Папской области светская власть папы была признана уничтоженной. Папа Григорий XVI, не смогший справиться с революционерами ни силой, ни хитростью, обратился к Австрии — и через два месяца герцоги могли вернуться в свои герцогства, папа мог считать себя безопасным. Но июльская революция все-таки несколько изменила положение дел в И. Франция потребовала от папского правительства, в критическую для него минуту, обязательства даровать амнистию и некоторые реформы; обещание было дано, но взято назад, как только счастье повернуло в сторону папы. Восстание вспыхнуло вновь, и вновь австрийские войска перешли границу (1 янв. 1832 г.). На этот раз Казимир Перье увидел нарушение европейского равновесия в постоянном влиянии Австрии на судьбу Апеннинского п-ова, и послал туда же франц. войска, захватившие Анкону. Но этим протестом Франция и ограничилась: Австрия подавила восстание, Папская обл. осталась без реформ, мятежники были казнены; только оккупация продолжалась 6 лет, пока войска обеих держав не были выведены из Папской области. Снова началась реакция, находившая пищу в деятельности революционных обществ и революционных вспышках, прорывавшихся в течение всего периода 1831—48 гг. Существенным отличием этого периода от предыдущего был тот новый факт, что в соседней Франции вырос союзник и друг для итальянских националистов. Там находили себе приют итальянские эмигранты. Глава основанного в 1831 г. в Марселе и распространившегося по И. тайного общества «Молодая Италия», Мадзини, изгнанный из Италии, жил большей частью во Франции, устраивая заговоры и подготовляя революционные экспедиции, всегда кончавшиеся неудачами. С другой стороны образ действий Австрии доказал ясно, что реакция в И. держится только ей, и борьба с чужеземцем стала, поэтому, для националистов на первом плане. Эту ближайшую задачу естественно должен был взять на себя Пьемонт, ближайший сосед и давнишний соперник Австрии. В 1831 г. на престол Пьемонта вступил Карл-Альберт Кариньянский, человек крайне честолюбивый, но лицемерный и хитрый. Личный характер постоянно колеблющегося короля и условия, в которых он находился, мешали ему быть последовательным; реакция сменяла краткие периоды либерализма, тормозя дело объединения. Недовольство Карлом-Альбертом заставило некоторых патриотов (Джоберти, Бальбо, Сильвио Пеллико) обращать взоры с надеждой на папу, как на возможного защитника свободы. И действительно, Пий IX, избранный на место Григория XVI в 1846 г., сначала как будто хотел оправдать эти надежды. Он даровал амнистию политическим преступникам, согласился на постройку железных дорог, допустил мирян к государственным должностям, реформировал римский муниципалитет и ввёл некоторые другие реформы. Такая деятельность, противоречившая всему, что привыкли ожидать и видеть от папской власти, вызвала раздражение Австрии, увидевшей в ней — и совершенно основательно — угрозу для спокойствия Италии. Она заняла Феррару; оккупация, направленная в 1831 г. против революционеров, теперь была направлена против папы. Папа протестовал, но без последствий.

Революция и объединение королевства (1848—70)

Прежде всего реформаторская деятельность папы отозвалась в Сицилии, где в народе началось брожение, разразившееся восстанием (январь 1848). Несмотря на бомбардировку Палермо правительственными войсками, восстание увенчалось успехом: гарнизоны были изгнаны, временное правительство сформировано. Восстание перекинулось в Неаполь: Фердинанд II, внук Фердинанда I († 1825, Франциск I † 1830), обещал народу конституцию и сформировал либеральное министерство. Обещание было исполнено 10 февраля 1848 года. Этому примеру последовал Леопольд Тосканский и провозгласил конституцию (15 февраля) для своего герцогства, а за ним и Карл-Альберт (4 марта). Десять дней спустя Пий IX ввёл конституционное управление светскими делами своей области, отделив от них церковные дела, для которых была сохранена старая система управления. Предупредить революцию запоздавшие меры, однако, не могли; толчок ей дали события во Франции и Австрии. В австрийской Италии революционеры пропагандировали, не без успеха, некурение австрийского табаку, воздержание от покупки государственных лотерейных билетов и т. п., как приёмы борьбы, имевшие целью подрывать австрийские финансы. В январе 1848 г. на улицах Милана толпа напала на кучку куривших офицеров; пришлось призвать войска и уличный скандал разросся в целый бунт. Осадное положение не предупредило нового восстания в Милане (18 марта), повод к которому дало известие о Венской революции. Австрийский фельдмаршал Радецкий, застигнутый врасплох, дал сражение на улицах Милана, продолжавшееся 4 дня. 22 марта распространилось неверное известие, что войска Пьемонта приближаются к Милану. Радецкий в ту же ночь отступил к Вероне. В действительности, Пьемонт объявил войну Австрии лишь 24-го. Война эта вызвала большое воодушевление во всей стране. Отовсюду стали стекаться толпы волонтёров, становившихся под пьемонтские знамёна, а затем течение захватило, против их воли, даже правителей итальянских государств. Войска были посланы против Австрии (без формального объявления войны) из Тосканы, Неаполя, даже Рима, так что правительство папы в первый раз боролось за свободу народа. Но это продолжалось недолго: 29 апреля папа, в воззвания к кардиналам, высказал порицание войне против Австрии, и заявил, что его войска выступили с единственной целью защитить неприкосновенность области. С этого момента начинается решительный поворот в политике Пия IX; любовь и уважение патриотов к папе быстро сменяются ненавистью. Ободрённый примером папы, Фердинанд отозвал свои войска и распустил народное собрание. Значительная часть войска, до 15000 чел., отказалась повиноваться его приказам и вместе с главным начальником, ген. Пепе, присоединилась к Карлу-Альберту. Ход военных событий, однако, далеко не оправдывал ожиданий патриотов, Карл-Альберт противился всем попыткам вооружить народ, рассчитывая завоевать национальное единство И. без народа, одной своей армией. Между тем его армия, рядом с победами в отдельных битвах, терпела и жестокие поражения (при Санта-Лучия 6 мая, при Кустоцце 25 июля). В ночь на 5 августа Карл-Альберт тайно бежал из освобождённого Милана, спасаясь столько же от австрийцев, сколько и от миланцев, негодовавших на него за неумелое ведение войны и двусмысленную политику. В столицу Ломбардии снова вступил Радецкий. Только страх перед Францией и Англией заставил его согласиться на перемирие, продолжавшееся 7 месяцев. Война, возобновившаяся в марте 1849 г., была окончена в 5 дней; наголову разбитый при Наварре (23-го марта), Карл-Альберт отрёкся от престола в пользу сына, Виктора-Эммануила II, и бежал за границу. В королевстве Обеих Сицилий, преимущественно на о-ве Сицилия, все это время длилась кровавая борьба, вызванная или по крайней мере обострённая распущением палаты. Бомбардировка Мессины доставила Фердинанду II прозвище Короля-Бомбы. После поражения иностранного революционного легиона поляка Мерославского при Катании (6 апреля 1849 г.), г. Палермо был взят и восстание подавлено. Восстание в Риме было вызвано колебаниями в политике папы; началось оно 15 ноября 1848 г., убийством папского министра Росси, и привело к бегству папы из Рима, а затем к провозглашению «Римской республики» (февраль 1849); во главе её стоял временно триумвират, членом которого был Мадзини. Но Австрия, у которой руки были развязаны после победы над Пьемонтом, и Неаполь, подавивший восстание, не могли потерпеть близ своих границ образования демократического государства. Президент французской республики, Людовик-Наполеон, когда-то друживший с карбонариями, теперь искал опоры в клерикальных и консервативных сферах и не хотел уступить Австрии чести восстановления папы; поэтому, несмотря на ожесточённое противодействие значительной части законод. собрания, он послал в Рим войско. 3 июля 1849 г. Рим, после отчаянной борьбы, был взят французами; все меры, принятый республиканским правительством (секуляризация церковных имений, раздача их в аренду мелкими участками и др.), были отменены; о восстановлении конституции, дарованной самим же папой, не было и речи; была восстановлена инквизиция. Даже Людовик-Наполеон протестовал против такого образа действий, но протест его был оставлен без внимания. За победой папства последовало поражение националистов повсюду, где ещё тлел огонь восстания: в Тоскану вернулся бежавший оттуда вёл. герцог, в Парме и Модене, присоединившихся было к Пьемонту, австрийцы восстановили прежние правительства; 22 августа сдалась Венеция, где Манин, после битвы при Наварре, провозгласил республику. Деятели революции поплатились кто смертной казнью, кто тюрьмой; другие спаслись на чужбине (Гарибальди, Мадзини, Манин). Но было одно явление, отличавшее наступивший период от предыдущего. Сардинское королевство (Пьемонт) отказалось от реакционной политики и определённо вступило на новую дорогу. До 1848 г. стремилась к объединению только демократия, нанявшаяся этим путём добиться свободы; буржуазия относилась к делу иначе; её видный представитель, гр. Кавур (см.), в 1847 г. выставлял, как идеал, союзную И.; движение 1848 г. он решительно не одобрял. Но 1848 г., несмотря на неудачу движения, сделал единство неизбежным, и после 1848 г. пьемонтская и вообще итальянская буржуазия решительно стремится к этой цели. После битвы при Наварре король Виктор-Эммануил добился бы мира на гораздо более выгодных условиях, если бы уступил требованиям Австрии относительно отмены конституции; но он предпочёл выплатить значительную контрибуцию и долгое время терпеть австрийские войска на своей территории, лишь бы не нарушать обязательства, данного его отцом. Внешняя политика Пьемонта, с 1852 г. почти без перерывов руководимая Кавуром, преследовала не столько объединение И., сколько расширение собственной территории за счёт других итальянских государств и Австрии: эти две цели не всегда покрывали одна другую. Демократы держались принципа: Italia farà da se (И. устроится сама) и упорно протестовали против всякого иностранного вмешательства; напротив того, Кавур, ведя борьбу с Австрией, искал союза с Францией и потому не протестовал против присутствия в Риме французских войск. Несмотря на это, демократы готовы были идти рука об руку с пьемонтским правительством, лишь бы добиться главной цели; так смотрели на дело и Мадзини, и Манин. Виктор-Эммануил пользовался в народе почти такой же популярностью, как Гарибальди.

В 1855 г. Кавур, с целью упрочить дружбу Франции, вмешался в "восточную войну" (Крымская война), до которой Сардинии не было никакого дела, и послал 15-тысячный корпус под Севастополь. Это дало ему право принять участие в Парижском конгрессе и изложить там нужды И., что, однако, никакой пользы национальному делу не принесло, по крайней мере, немедленно. Затем несколько лет продолжались дипломатические переговоры, имевшие целью вызвать активное вмешательство Наполеона в отношения между Сардинией и Австрией. В августе 1 858 г., при свидании Кавура с Наполеоном в Пломбьере, был заключён договор, в силу которого Наполеон обязался объявить войну Австрии, а после войны уступить Пьемонту Ломбардию и Венецию, взамен Савойи и Ниццы; но, опасаясь слишком усилить Пьемонт, Наполеон настоял на условии увеличения Тосканы частью Церковной обл. и образования из неё среднеитальянского королевства, на престол которого Наполеон прочил своего двоюродного брата, Жерома Наполеона; затем предполагалось основание итальянской федерации под председательством папы; договор упрочивался брачным союзом между семьями императора и короля. План этот имел весьма мало общего с целями патриотов; если бы он осуществился в полном объёме, он надолго отсрочил бы объединение И. Между тем, революционное брожение в И. не прекращалась и выразилось даже в длинном. ряде политических убийств и покушений. Убит был один из самых жестоких деспотов И., герц. пармский Карл III; одним из известнейших борцов за независимость И., Орсини, совершено было, незадолго до пломбьерского свидания, покушение на жизнь Наполеона, на которого революционеры смотрели как на злейшего врага итальянской свободы. Более полугода после пломбьерского свидания Наполеон ещё колебался начать войну, ведя переговоры и пытаясь устроить примирение между Австрией и Пьемонтом, так чтобы оно было не безвыгодно и для него; но в апреле 1859 г. война, которую торопил Пьемонт, стала неизбежной (см. Итальянская война 1859 г.). Победа Мак-Магона при Мадженте (4 июня) отразилась на всей И. Революционное правительство Тосканы, низвергшей вёл. герцога, предложило Виктору-Эммануилу диктаторскую власть на время войны; моденский и пармский герцоги бежали, Романья отделилась от папских владений. Везде народ требовал присоединения к Пьемонту. Правительство Виктора-Эммануила принимало временно власть и посылало своих комиссаров, но не решалось брать обязательств перед населением, чтобы не раздражить Наполеона. После победы при Сольферино Наполеон устроил личное свидание с Францем-Иосифом в Виллафранке, где и подписал прелиминарии мира. (11 июля 1859), которыми нарушал все свои обещания. Ломбардии (без крепостей Пескьеры и Мантуи) была уступлена Франции, которая «дарила» её Пьемонту; но Венецианская область оставлена в руках Австрии. Наполеон обязался не препятствовать восстановлению герцогов Тосканы и Модены; в И. должна была быть организована федерация, под председательством папы. 10 ноября в Цюрихе был подписан мирный договор, в общем подтверждавший Виллафранкские прелиминарии.

Гарибальди

Виллафранкский мир вызвал страшное негодование по всей Италии; сам Кавур был недоволен и временно вышел в отставку, уступив место Ратацци. Но привести в исполнение условия мира было совершенно немыслимо. Папа не шёл ни на какие уступки; Тоскана, Модена, Парма, Романья не обнаруживали ни малейшего желания подчиниться своим прежним владетелям. Они составили военный союз под высшим начальством Гарибальди, объявили о своему присоединении к Пьемонту и готовы были продолжать борьбу. Мадзини предложил сардинскому королю организовать революционную экспедицию, с целью присоединить Неаполь к Пьемонту, и в свою очередь требовал от короля похода на Рим, но король отказался. Тогда Гарибальди сам снарядил экспедицию, имея в виду напасть на Рим; но правительство принудило его распустить отряд, что Гарибальди исполнил крайне неохотно.

Французское правительство, вместе с русским, старалось склонить Неаполь к союзу с Пьемонтом, что разрушило бы, по крайней мере на время, замыслы революционной партии; но подействовать на Франциска II, занявшего место Фердинанда II († 22 мая 1859), было столь же трудно, как и на папу. Пришлось примириться с фактами, и Наполеон, после долгих дипломатических переговоров, согласился на присоединение Тосканы, Пармы, Модены и Романьи к Пьемонту, потребовав в замен Савойю и Ниццу. Как там, так и тут было произведено всенародное голосование; в средней И. громадное большинство высказалось за присоединение (март, 1860). Папа отлучил от церкви всех виновников посягательства на папские владения, но отлучение прошло бесследно.

2 апреля 1860 г. в Турине собрался парламент соединённого королевства. Выборы, произведённые под сильнейшим административным давлением, обеспечили Кавуру, бывшему с 15 января снова у власти, значительное большинство: горькая речь Гарибальди, депутата от родной ему Ниццы, резко нападавшего на правительство за добровольное уменьшение итальянской территории, не имела положительных результатов; через несколько дней в Савойе и Ницце было устроено народное голосование, благоприятное присоединению этих областей. Народные движения, однако, не прекратились. Бунты в Сицилии, вспыхивавшие беспрестанно, то тут, то там, не имели шансов на успех, пока Гарибальди, со своей тысячей волонтёров, не высадился в Марселе (11 мая 1860). Правительство Пьемонта смотрело весьма неодобрительно на эту экспедицию и ставило ей на пути всевозможный препятствия; властям о-ва Сардинии было предписано даже стрелять в гарибальдийцев, если бы они вздумали пристать там к берегу. Но в Сицилии Гарибальди был встречен восторженно. Вооружённые и невооружённые крестьяне массами присоединялись к нему; через 2 недели после высадки он взял Палермо. Неаполитанские войска немедленно, по приказу перепуганного правительства, очистили остров, кроме Мессины, и Гарибальди остался его диктатором. Мессина — за исключением цитадели, которая сдалась сардинским войскам лишь в следующем году, — была взята через 2 месяца. Гарибальди управлял островом, назначая министров и собирая подати от имени Виктора-Эммануила, хотя его официального согласия на то и не получил. Согласие короля на присоединение о-ва было дано лишь через несколько недель после окончательного его покорения, когда выяснилось, что Франция и другие державы примирились с неизбежным фактом.

19 авг. Гарибальди, на этот раз уже с согласия и даже с помощью пьемонтского правительства, высадился на материке в неаполитанских владениях и двинулся на столицу. Король Франциск бежал; 7 сентября Гарибальди приехал по железной дороге, оставив свой легион позади, в Неаполь, где население восторженно встретило его и провозгласило диктатором. К удивлению многих, диктатор не объявил о немедленном присоединении Неаполя к Пьемонту: он раньше хотел завоевать Рим и Венецию, и тем завершить дело объединения И. Помешать этому прямым нападением на Гарибальди было невозможно или слишком рискованно; поэтому Наполеон согласился на взятие Виктором-Эммануилом завоевания Папской обл. в свои руки, с тем, чтобы самый г. Рим был все-таки оставлен за папой. Войска короля вступила в сев. часть папских владений. Чтобы отклонить от себя подозрение в измене папе, Наполеон разорвал на короткий срок дипломатические сношения с Сардинией; но это не помешало войскам Пьемонта одерживать победы в стране, единодушно настроенной в его пользу, и взять наконец Анкону. В это же время гарибальдийцы взяли Капую, а подоспевшие войска Пьемонта — и Гаэту (14 февраля 1861), где был взят в плен король Франциск, перевезённый затем, на французском пароходе в Папскую обл.

Все неаполитанское королевство ещё ранее, посредством народного голосования, заявило о своём желании присоединиться к Пьемонту (октябрь 1860). Австрия, Пруссия и Россия протестовали против «ограбления» Бурбонов и папы, но примирились с совершившимся фактом; таким образом, И., за исключением г. Рима с окрестностями и Венецианской обл., а также Савойи и Ниццы, была объединена под конституционным управлением Савойской династии.

18 февр. 1861 г. в Турине собрался парламент, созванный от всей объединённой И. 1 4 марта Виктор-Эммануил принял титул короля Италии под именем Виктора-Эммануила I. Через 10 дней парламент признал Рим «будущей столицей Итплии». Это ставило И. в безусловно враждебные отношения со св. престолом. С потерей Савойи и Ниццы народ поневоле примирился, но он не мог считать национального дела завершённым, пока в Риме господствовал, на правах короля, Пий IX, а в Венецианской обл. — иностранный монарх. Однако у правительства И. было на руках слишком много дела, чтобы начинать новую войну. Финансы были расстроены; государство обременено миллиардным долгом; присоединение к нему прежних итал. владений с финансами ещё более расстроенными, со столь же тяжёлыми долгами, не могло улучшить положение дел. Шайки разбойников, особенно сильные на юге, находили поддержку у клерикалов и бурбонистов. 6 июня 1861 г. умер Кавур, и управление перешло в руки людей менее даровитых: Риказоли, потом Ратацци (1862), Мингетти (1862), ген. Ламорморы (1864), вновь Риказоли (1866), затем снова Ратацци. От услуг Гарибальди, который желал (1860) сделаться временно наместником южн. И., король отказался; Гарибальдийский легион был распущен.

Революционное брожение в стране не утихало, а в 1862 г. оно выразилось в новой экспедиции Гарибальди, который высадился в Палермо, оттуда переехал на материк и двинулся, со своими волонтёрами, на Рим. Король в резкой прокламации высказался против него, как против бунтовщика, и послал для его усмирения войска. У подножия Аспромонте легион Гарибальди был разбит, а вождь его ранен и взят в плен, но скоро освобождён. Движение было подавлено.

Правительство в это время вело переговоры о Риме, надеясь той же цели добиться дипломатическим путём. Для начала оно хлопотало об удалении оттуда французского отряда, все ещё охранявшего папскую столицу. Наконец сентябрьской конвенцией (1864) Наполеон согласился на постепенную, в течение 2 лет, эвакуацию Рима, с тем, чтобы папе была дана возможность организовать собственное войско, а И. обязалась бы не только не нападать на него, но защищать от всякого нападения извне, навсегда отказалась бы от Рима и перенесла бы свою столицу из Турина во Флоренцию. Договор вызвал сильное раздражение во всей И. и даже мятеж на улицах Турина, подавленный с большой суровостью. Беспорядки повторились в начале 1865 г., но тем не менее король, с согласия парламента, переехал во Флоренцию, 3 февр., со всем двором и правительством. Примирения с Римом это переселение, однако, не доставило. Папа энцикликой и силлабусом, опубликованными в дек. 1864 г., заявил, что он ни от одной йоты в своих притязаниях не отказывается — а в итальянском парламенте правительство проводило законы о гражданском браке, о секуляризации духовных имений, о закрытии монастырей.

Новый шаг на пути к объединению был сделан Италией благодаря Пруссии и Бисмарку. Когда последний решился на войну с Австрией, он нашёл выгодным привлечь на свою сторону И. 8 апр. 1866 г. был заключён оборонительный и наступательный союз между Пруссией и И., в силу которого мирный договор с Австрией должен был быть заключён лишь по согласию обоих союзников, причём Бисмарк заранее уступал И. Венецианскую область. В действительности участие И. в войне было совершенно излишне, потому что Венецию можно было получить даром: Австрия, узнав о договоре, предложила И. эту область без войны, с тем лишь, чтобы отвлечь И. от союза; но итальянская дипломатия не сумела этого устроить. Министр Ламормора, как он объяснял впоследствии, считал позором для И. разорвать подписанный договор, и предпочёл вмешаться в войну. Война, однако, была неудачна, не смотря на участие в ней Гарибальди с его волонтёрами. Итальянские генералы ссорились между собою, и в то время, когда пруссаки совершали победоносное шествие на Вену, итальянцы терпели поражения: при Кустоцце, 24 июня (на суше), и при Лиссе (у берегов Далмации), 20 июля, на море. Австрия, однако, уступила Венецию Наполеону, который передал её И. 3 окт. был заключён Венский мирный договор между И. и Австрией (отдельно от пражского прусско-австр. договора), по которому Венеция отошла к И.; это было подтверждено народным голосованием. В конце 1866 г. Наполеон вывел из Рима последние отряды своего войска, оккупировавшего этот город 17 лет.

Год спустя, Гарибальди вновь созвал своих волонтёров, и вновь двинулся на Рим. Тогда французский корпус немедленно был вновь отправлен в Рим, и вместе с войсками папы нанёс 3 ноября 1867 г. у Ментаны (близ Рима) поражение Гарибальди; он сам был взят в плен и отправлен на о-в Капреру. Французский корпус вновь остался охранять папские владения. Этот факт, равно как и подозрение, что Гарибальди действовал с согласия короля и правительства, повёл за собой охлаждение между Наполеоном и Виктором-Эммануилом, Францией и И. Охлаждение ещё усилилось, когда Наполеон сталь искать союзников для предстоящей борьбы с Пруссией, и не встретил в И. ни малейшей склонности к союзу с ним, даже тогда, когда обещал отозвать из Рима французский гарнизон.

Когда началась Франко-Германская война, итал. правительство сначала готово было держаться сентябрьской конвенции, но седанская катастрофа (2 сент. 1870) и отплытие французского корпуса из Рима развязали ему руки. Оно выставило на границе наблюдательный корпус; гарибальдиец Биксио взял Чивитавеккию. Правительство сперва пыталось убедить папу добровольно отказаться от светской власти, но папа ни на что не соглашался. Тогда (20 сент.) правительственные войска начали бомбардировку Рима. Там было несколько тысяч войск папы, к которым присоединились отряды добровольцев и бандитов из Абруцци; 3-часовой канонады было достаточно, чтобы принудить их сдаться гораздо сильнейшему неприятелю. В Риме было организовано временное правительство; папские войска распущены, иностранные наёмники высланы из И. 3 окт. произошло народное голосование по вопросу о присоединении Рима к И. Из 167000 избирателей подали голос 135600: 134000 высказались за присоединение, 1507 против. 9 октября состоялось официальное присоединение. 26 янв. 1871 г. парламент постановил перенести столицу в Рим. Только Савойя и Ницца, добровольно уступленные Франции, да Триест в Истрии и южный Тироль оставались под чужеземной властью, против чего продолжала протестовать партия ирредентистов.

Объединённая Италия (1871—1894).

Ближайшим делом правительства объединённой И. было определить свои отношения со св. престолом. В мае 1871 г. состоялись законы о гарантиях, создавшие совершенно исключительное положение для церкви в И. Папе, помимо ежегодного содержания в 3 1/2 млн. фр., были возвращены 5 млн., найденные в римском казначействе, несмотря на то, что государственный долг Папской области приняла на себя И. Папе были оставлены дворцы Ватиканский и Латеранский, с принадлежащими к ним постройками (король поселился во дворце Квиринальском; поэтому именами Квиринал и Ватикан обозначаются, с тех пор, правительство И. и св. престол). Но папу нельзя было ничем удовлетворить: он отказался от «иудиных» денег и стал систематически разыгрывать роль «ватиканского узника», хотя положение св. отца, пользующегося почестями и привилегиями монарха, весьма мало подходило к такой роли. Воинствующее положение, принятое папой, вызывало правительство на борьбу, а систематическое уклонение клерикалов от всякого участия в политической жизни непризнанного папой государства, облегчало проведение в парламент соответственных законов. В мае 1873 г., несмотря на ожесточение клерикалов, палата депутатов почти единогласно приняла закон о закрытии монастырей во всей И. (с некоторыми изъятиями). Событие это совпало с началом культуркампфа в Германии и послужило одной из причин сближения И. с этой державой. Франция, где в то время господствовали клерикалы, была естественной союзницей папы. Французское военное судно постоянно крейсировало близ Рима, чтобы оказать содействие папе, в случае, напр., если он вздумает бежать из своего «плена». Однако демократия И., не чувствовавшая симпатии к версальскому правительству, боялась также и Германии, и с неудовольствием смотрела на посещение королём Вены и Берлина (1873) и на другие симптомы растущей интимности между дворами и правительствами Виктора-Эммануила, импер. Вильгельма I и Франца-Иосифа. Объединение государственных долгов — результат политического объединения — создало И. долг в 8 миллиард. лир (кроме бумажных денег с принудительным курсом), по которому приходилось выплачивать % ежегодно 460 млн. Кредит был подорван, дефицит в росписи на 1872 г. достигал 80 млн. Улучшить положение финансов можно было только радикальной реформой податной системы и значительным сокращением расходов на армию; но на это не решалось ни одно министерство, опасаясь лишиться поддержки состоятельных классов населения. Правительство предпочитало поправлять финансы грошовыми экономиями и новыми налогами. На проекте этого рода пало министерство Ланцы (лето 1873) и его место заняло министерство Мингетти. Оно сумело, при помощи разных полумер, представить бездефицитную роспись. При нем поступили в казну железные дороги, но впоследствии, при Депретисе (1885), эксплуатация железных дорог была обратно передана, на 60 летний срок, частным компаниям.

Министерство Мингетти пало в марте 1876 г. из-за проектов новых налогов. Мингетти был последний министр, принадлежавший к правой и опиравшийся на так назыв. «консортерию» — партию, в общем сохранившую кавуровские традиции. К середине 70-х г. она распалась и ослабела. Центр тяжести в парламенте передвинулся налево, к партии, по старой памяти называвшей себя радикальной, многие деятели которой в своё время были гарибальдийцами; но теперь она унаследовала от своей предшественницы её оппортунизм, и кроме вражды к клерикализму, от её радикальных убеждений осталось очень мало. Место Мингетти занял Депретис (см.); портфель внутренних дел получил радикал Никотера. Палата депутатов была распущена и новые выборы, как всегда в И., дали подавляющее большинство министерству, но большинство весьма разнородное; его фракции по каждому частному вопросу группировались довольно неожиданным образом; поэтому начались беспрестанные министерские кризисы, то общие, то частные. В конце 1877 г. потерпел поражение Никотера и его место занял сицилианец Криспи, сделавшийся душой кабинета, а через 2 1/2 месяца образовался кабинет другого гарибальдийца, Кайроли, считавшегося вождём более радикальной фракции; после нескольких месяцев управления он вновь уступил место более умеренному Депретису, продержавшемуся, в свою очередь, лишь полгода и павшему из-за налога на муку. Второе министерство Кайроли провело этот закон, и через полгода снова пало. Тогда Кайроли вступил в союз с Депретисом и образовал коалиционное министерство (1879—1881). В мае 1881 г. сформировалось министерство Депретиса. Оно многократно выходило в отставку по разным поводам, но каждый раз король поручал сформировать новый кабинет тому же Депретису, который оставался во власти до самой своей смерти (1887). Все бесчисленные министерские кризисы имели результатом только личные, а не программные изменения в составе министерства. В общем, направление политики было умеренно-либеральное — настолько умеренное, что правая, руководимая Мингетти, постоянно поддерживала её, а левая, вожди которой (Криспи, Кайроли, Никотера, Занарделли, Баккарини) составляли «пентархию», являлась оппозицией министерству. Она упрекала его в излишней уступчивости по отношению к клерикалам и в излишней суровости к радикалам. Нужно заметить, впрочем, что эти самые лица не отказывались, при случае, вступать в министерство Депретиса. Более последовательную оппозицию составляли лишь ирредентисты и слабые в итальянском парламенте социалисты. Главное дело министерства Депретиса-Никотеры было проведение закона о первоначальном обучении, в силу которого обучение сделано обязательным для детей в возрасте от 6—9 лет в общинах, где число жителей, достигло определённой нормы (1 на 1000—1500 жителей). Уроки закона Божия сделаны необязательными (1877). В министерство Депретиса-Криспи ум. король Виктор-Эммануил (9 янв. 1878), заслуги которого в деле объединения И. признавались (и даже преувеличивались) всем народом, не исключая крайних партий. Вслед за ним скончался и папа Пий IX. Место Виктора-Эммануила занял его сын Гумберт I; на место Пия IX был избран Лев XIII, решительно отказавшийся от прямолинейной политики своего предшественника и успевший поднять упавший престиж католической церкви и св. престола. Он разрешил итальянским католикам принимать участие в парламентских выборах, и таким образом косвенно признал Итальянское королевство, но все-таки продолжал разыгрывать роль ватиканского узника и мечтать о восстановлении светского владычества.

Чтобы привести в порядок финансы, правительству пришлось прибегнуть к займу в 644 млн.; заём дал возможность (1883) отказаться от принудительного курса ассигнаций и банковых билетов. Несмотря на удачу займа, недоверие к финансам И. не уменьшилось. В 1882 г. министерство провело важную избирательную реформу. Понижен имущественный ценз избирателей, а также возраст политического совершеннолетия (с 25 лет до 21 г.); лишены избирательного права все не умеющие читать и писать. Число избирателей сразу увеличилось с 662000 до 2600000 (теперь оно возросло до 3005974; из них в 1892 г. действительно воспользовались своим правом 1639298, то есть 55,9 %). Выбор по округам заменён выбором по спискам, но в 1891 г. опять восстановлен. Избирательная реформа не изменила существенно состав палаты, потому что административное давление на выборах нисколько не ослабело. В области внешней политики более радикальное м-ство Кайроли, уступая требованиям общественного мнения, отклонилось от дороги, по которой Депретис, по следам правой, шёл к сближению с Германией. Выбор Греви президентом республики во Франции (1879), ожививший симпатии между двумя романскими народами, давал к этому повод. Но симпатии итальянской буржуазии были на стороне Германии, тем более, что, в погоне за иностранными рынками, она стала стремиться к приобретению колоний в Африке, где столкнулась с Францией, как с соперницей. Занятие Туниса французами (1881) привело к падению коалиционного кабинета Кайроли и замене его более германофильским кабинетом Депретиса, при котором была приобретена колония Ассаб (на Красном море). Это же министерство в 1883 г. окончательно и официально присоединило И. к созданному Бисмарком союзу Австрии с Германией, который обратился таким образом в «тройственный союз», направленный против Франции и России. Такая политика неизбежно влекла за собой увеличение армии и парализовала все меры к восстановлению равновесия в бюджете. Она обостряла раздражение радикальной партии (Italia irredenta); её представительница — «демократическая лига», главой которой, до своей смерти (1882), был Гарибальди — энергически вела пропаганду против правительства. Эта пропаганда, грозя испортить дружеские отношения И. с Австрией, заставляла правительство прибегать к строгим полицейским мерам — произвольному закрытию ирредентистских обществ и арестам. В 1885 г. И. попробовала расширить свои колонии. Претендуя на все побережье Красного моря от Массовы до Баб-эль-Мандебского пролива, она осадила гавань Массову (к СЗ от Ассаба). Абиссиния, тоже претендовавшая на эту местность, начала войну, которая оказалась гораздо тяжелее, чем этого ожидали в И. Война послужила причиной министерского кризиса, после которого министр иностранных дел Манчини, в кабинете Депретиса был замещён гр. Робиланом (1885). Новый министр продолжал войну, совершенно так, как это делал бы его предшественник. Война шла далеко не вполне удачно. Хотя итальянцы успели овладеть большей частью деревень и крепостей на побережье, но их войска страшно страдали от зноя, недостатка воды и болезней, а по временам и поражений, наносимых им абиссинским полководцем Рас Аллулой. Вступление Криспи в состав кабинета (1887) не изменило его политики: м-ство потребовало на дело колонизации в Африке новый кредит и продолжало войну. Она закончилась временной победой И. в 1889 г., когда внутренний переворот в Абиссинии зажёг в ней жестокую междоусобную распрю; но и затем военные действия с разными африканскими народами не раз возобновлялись. После смерти Депретиса министром-президентом сделался Криспи — но по-прежнему м-ство находило поддержку в правой, а оппозицию — в ирредентистах, руководимых Имбриани. Вся разница заключалась в том, что кабинет действовал с большей энергией и определённостью: следующие 4 года (1887—1891) отмечаются в истории И. как эпоха Криспи, подобно тому, как в истории Германии есть эпоха Бисмарка. Забывая о своих недавних нападках на тройственный союз, Криспи, для его закрепления, совершил неожиданную поездку в Фридрихсруэ к Бисмарку (1887). «Только с этого момента — говорил сам Криспи впоследствии (1890) — отношения между тремя союзными державами стали вполне сердечными». Но, вместе с тем, именно с этого момента И. пошла особенно быстрыми шагами по пути к государственному банкротству. Таможенная война с Францией (1888—1890) привела к земледельческому и торговому кризису; всего более пострадало виноделие. Безработица и нищета (в Сицилии в 1889 г. были даже случаи голодной смерти) привели к ряду враждебных правительству демонстраций. Под их влиянием кабинет Криспи вышел в отставку, но вернулся к власти лишь слегка преобразованный. Распущения сходок и собраний, аресты и т. п. мероприятия не предупреждали демонстраций. Летом 1889 г. в Ломбардии разыгрался крестьянский бунт, подавленный оружием; он повторился и в следующем году. Внешнее положение И. было блестящее. В 1888 г. имп. Вильгельм II сделал визит Гумберту в его столице; в следующем году Гумберт, сопровождаемый Криспи, отдал ему визит. В 1890 г. благотворительные учреждения (opere pie), находившиеся под исключительным ведением церкви, были переданы государству. Это предоставляло в распоряжение государства капитал в 3 миллиарда лир, приносящий 150 млн. дохода, из которых церковь употребляла 100 на управление учреждениями, и только остальные 50 млн. на благотворение, преимущественно на украшение церквей и т. п. Новый уголовный кодекс, над которым итальянские юристы и правительство работали два десятилетия, вступил в силу с 1 января 1889 г. Он заменил действовавшие до тех пор в разных провинциях устарелые и часто варварские кодексы Неаполя, Тосканы, Сардинии, и послужил, таким образ., последним актом объединения И. Превосходный в редакционном отношении, этот кодекс является передовым в Европе: в нем нет смертной казни. Он является актом борьбы с церковью: в нем тщательно разработаны и обложены суровыми наказаниями преступления духовных и мирян, направленные в пользу католической церкви против государства. В это же время отменена десятина в пользу церкви и издан новый закон об общинном и провинциальном управлении, значительно расширивший местное самоуправление. Выборы 1890 г. были весьма благоприятны для министерства Криспи: из 508 депутатов не менее 392 были его сторонниками; остальные принадлежали или к «непримиримой правой», руководимой старым кавурианцем Бонги (большая часть правой, так назыв. правый центр, руководимый Рудини, поддерживал Криспи), или к сторонникам Никотеры, отделившегося от Криспи, или к ирредентистам. Но бюджет, внесённый министерством, был так неудовлетворителен, новые налоги, проектированные в нем, так тяжелы, что прения о нем окончились выражением недоверия к м-ву. 31 января 1891 г. Криспи вышел в отставку, и вместе с его падением кончилось господство левой. Новое министерство сформировал маркиз де Рудини. Большинство в нем составили члены правого центра, но были и непримиримые правые, и радикалы (Никотера, министр внутренних дел); поэтому министерство оказалось недолговечным. Рудини обещал реформу эмиссионных банков, сокращение расходов на колониальную политику и вообще экономии в бюджете. Исполнить этого он не успел, и его годичное управление, как и управление его предшественника, было ознаменовано ростом социализма. Кроме социализма, в И. начал сильно развиваться анархизм, издавна находивший в И. благоприятную почву. 6 января 1891 г. в Копалайо (на Луганском озере) происходил конгресс анархистов, за которым последовал длинный ряд взрывов и убийств. Политическое убийство, как приём борьбы, всегда было очень популярно в И., и к нему прибегали самые различный партии; после объединения оно сделалось реже. В 1878 г. некто Пассананте покушался на жизнь Гумберта и ранил при этом Кайроли, а в следующем году было сделано покушение на Криспи. Анархисты вновь возвели убийство в систему. В связи с этим длинной вереницей тянулись процессы анархистов. В Бари (1891) судилось тайное общество « Mala vita »; на скамье подсудимых сидело 180 ч. В мае 1892 г. образовался кабинет Джолитти, с которым вновь вступила во власть левая. В области внешней политики Джолитти добился некоторого успеха: осенью 1892 г. англ. эскадра посетила итал. воды, ответив этой демонстрацией на франко-русские торжества. Исправить финансов экономией (между прочим — и в военном бюджете) ему не удалось. Во время агитации, предшествовавшей выборам 1892 г., вожди оппозиции (Криспи, Занарделли, Рудини) говорили об ослаблении армии, как о безумии, как о преступлении, совершаемом правительством ввиду гигантских армий иностранных государств. На выборах победило министерство: оно провело 370 своих сторонников, но через год эти самые сторонники свергли его. Во время управления Джодитти экономическая неурядица выразилась в сильном бунте на о-ве Сицилии и в более слабых бунтах на севере И. Бунт застал правительство совершенно врасплох, несмотря на то, что радикальная партия давно уже указывала на тяжёлое положение мелких арендаторов в Сицилии, составляющих там значительный процент земледельческого населения, и на крайнее недовольство в их среде. Непосредственным поводом падения Джодитти был банковский скандал и недостаточная энергия министерства в обнаружении и подавлении его. В шести итальянских банках, имеющих монополию выпускать кредитные билеты, гарантированные правительством, и подчинённых строжайшему правительственному контролю, были открыты многомиллионные хищения. Директора банков, служащие в них, депутаты, даже министры, редакторы газет, оказались более или менее прикосновенными к хищениям; одни брали деньги за молчание, другие — за активную поддержку банковских монополий. Подозрение пало и на самого Джолитти и других членов его кабинета. Криспи пользовался в этих банках широким личным кредитом, Занарделли — тоже. Несмотря на это, король поручил составление нового министерства именно Криспи (ноябрь, 1893). Из участников банковского скандала отданы были под суд только директор римского банка Танлонио и несколько лиц, близко к нему стоявших. Несмотря на несомненность вины, присяжные оправдали всех подсудимых (июль, 1894), считая, по-видимому, невозможным наказывать второстепенных виновников, пока главные остаются на свободе. На суде выяснилось, что во время предварительного следствия были похищены некоторые важные документы, и в августе правительству пришлось назначить особую комиссию для расследования этого вопроса. Анархизм сделал новые успели. Несколько взрывов, покушение на Криспи и убийство журналиста Бонди — вот главные его проявления. Правительство ответило на них законом, усиливающим наказания за преступления печати и создающим ссылку без суда для анархистов (июль 1894).

XX век

В начале XX века Италия, формально заключившая союз с Австро-Венгрией и Германией (Тройственный союз 1882), всё больше сближалась с державами Антанты. У неё были территориальные претензии и к Франции, и к Австро-Венгрии, так что итальянское правительство не знало, к какому из военных союзов присоединиться. Какое-то время после начала Первой мировой войны она сохраняла нейтралитет, но в 1915 объявила войну Австро-Венгрии, тем самым вступив в войну на стороне Антанты. Победа в войне принесла Италии территориальные присоединения (Триест, Истрия, Южный Тироль), в результате чего страна получила славянские и германоязычные национальные меньшинства.

Тем не менее, Италия была неудовлетворена результатами войны. В стране росло влияние правых. В 1919 возникла Фашистская партия Италии, а в 1922 после похода чернорубашечников на Рим и вручения королю своих требований она пришла к власти, установив диктатуру во главе с Бенито Муссолини (премьер-министр 19221943). В 1929 согласно Латеранскому договору Италией гарантирован суверенитет Ватикана. Италия начала проводить агрессивную политику, захватила Эфиопию (19351936), Албанию (1939).

Заключив военный союз с нацистской Германией и Японией, Италия в 1940 вступила во 2-ю мировую войну. Однако война привела к тяжёлому поражению Италии. Лишившись в ходе Североафриканской кампании своих колоний в Африке, Италия была вынуждена капитулировать в 1943. Однако германские войска оккупировали большую часть страны, где было создано марионеточное государство во главе с Муссолини.

В 1945 действиями Движения Сопротивления (высшая точка — Апрельское восстание 1945) и англо-американских войск Италия была освобождена и в 1946 стала республикой. Согласно Парижскому мирному договору (10.02.1947), архипелаг Додеканес был передан Греция, Истрия отошла от Италии к Югославии, а Триест с прилегающей территорией стал международным городом (Свободная территория Триест, Territorio libero di Trieste). (В последствии, в 1954 г., Свободная территория Триест была разделена между Италией и Югославией, в результате чего город достался Италии, а восточная часть территории -- Югославии.)

В ноябре 1947 принята Конституция Итальянской Республики (вступила в силу 1 января 1948). После 2-й мировой войны на политической арене выдвинулась христианско-демократическая партия (ХДС), которая в 19451981 и в 19871992 формировала правительства.

Послевоеная история Италии характеризуется частой сменой правительств (59-е правительство Сильвио Берлускони сформировано в апреле 2005), ростом экономики, интеграцией в европейские организации, усилением роли транснациональных корпораций в хозяйстве. Резкое усиление коррупции во всех звеньях власти привело к изменению избирательной системы. 4 августа 1993 одобрен новый закон о парламентских выборах. После отставки Джулиано Амато и победы на парламентских выборах партии «Вперёд, Италия» (Forza, Italia) 10 июня 2001 председателем Совета министров стал Сильвио Берлускони. 17 мая 2006 пост премьер-министра занял Романо Проди.


Страны Европы: История
Австрия | Албания | Андорра | Белоруссия | Бельгия | Болгария | Босния и Герцеговина | Ватикан | Великобритания | Венгрия | Германия | Греция | Дания | Ирландия | Исландия | Испания | Италия | Казахстан¹ | Латвия | Литва | Лихтенштейн | Люксембург | Македония | Мальта | Молдавия | Монако | Нидерланды | Норвегия | Польша | Португалия | Россия | Румыния | Сан-Марино | Сербия | Словакия | Словения | Турция¹ | Украина | Финляндия | Франция | Хорватия | Черногория | Чехия | Швейцария | Швеция | Эстония
Зависимые территории: Аландские острова | Гернси | Гибралтар | Джерси | Остров Мэн | Ян-Майен | Фарерские острова | Шпицберген
Непризнанные государства (де-факто независимые): Абхазия | Косово и Метохия | Приднестровье | Южная Осетия
¹ В основном в Азии



При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home