Петроний Арбитр

Эту статью следует викифицировать.
Пожалуйста, оформите её согласно общим правилам и указаниям.

Гай Петроний Арбитр (лат. Arbiter Petronius Gaius, 27 — 66 г.)  — древнеримский писатель.

С именем Петрония Арбитра до нас дошло от первого века римской империи, в отрывочном виде, сочинение, под заглавием, которое в рукописях обозначается различно, но в изданиях и у историков римской литературы всего чаще встречается в форме «Сатирикон» (Satiricon или satirarum libri). Сочинение это писано прозой и стихами вперемежку, как писались сатиры, называвшиеся «менипповыми». По содержанию своему это — сатирический роман, состоящий из множества отдельных сцен, в которых живо и с большим талантом рассказываются забавные похождения и грязные истории.

Роман этот имел, очевидно, большие размеры: дошедшие до нас отрывки, относящиеся к 15-й и 16-й книгам сочинения, сами по себе представляют объем настолько значительный, что из них выходит целая книга в нашем смысле. О содержании потерянных книг мы сказать ничего не можем, так как древние романы не имели такой цельности, какая требуется от нынешних.

Уцелевшие отрывки представляют собою ряд сцен, без строгой взаимной связи, нередко без начала и без конца, содержания очень пестрого. Связью для них служит рассказ о похождениях трех приятелей шалопаев, из сословия вольноотпущенников. Главное действующее лицо — Энколпий, человек с литературным образованием, понимающий недостатки современного обучения в риторских школах, где будущие ораторы учатся говорить речи на самые неправдоподобные темы; имена двух его спутников Аскилт и Гитон. Эти последние, состоящие между собой в особых интимных отношениях, не занимаются литературными и педагогическими вопросами, хотя и состоят в компании с Энколпием в качестве странствующих ученых и литераторов, а всецело посвящают свой ум и деятельность на плутни и мошенничество, предаваясь при этом необузданному разврату, в котором им не уступает и более образованный товарищ.

Главный эпизод сохранившейся части романа — пир у Тримальхиона, богатого самодура из вольноотпущенников, не знающего, какую новую роскошь и чудачество придумать для своего безграничного чванства и удовольствия. Тут развертываются перед нами картины мытья в бане, домашней и обеденной обстановки, вульгарных увеселений, декламации стихотворных экспромтов, глупости и пошлости поведения хозяина, его покрытой золотом и драгоценностями, но скупой до скаредности жены, необыкновенно грубых супружеских пререкании в присутствии гостей; самим Тримальxионом рассказывается история достижения им, бывшим рабом, колоссального состояния, которое он думает еще увеличить присоединением к своим владениям Апулии.

Все это рисуется с необыкновенною живостью, обличающею в авторе писателя с большим литературным талантом, с тонким уменьем наблюдать и воспроизводить явления обыденной жизни во всей их пестроте и разнообразии. К беспутному, пошлому, падшему и омерзительному миру, среди которого движется его повествование, автор относится с точки зрения спокойного наблюдателя, не чуждого, правда, юмора, но без всяких признаков протеста, скорби или ужаса. Это не мешало римскому читателю пробегать страницы романа с интересом, какой вообще возбуждает в массе публики пикантное чтение.

Для нас сочинение П. драгоценно, как превосходный источник для знакомства с нравами средних и низших слоев римского общества первого века империи, оживающими перед нами в своем повседневном языке, которым автор пользуется с большим искусством.

Вопрос о том, кто автор «Сатирикона», с давнего времени занимал ученых, приходивших к самым различным решениям. Так, Нибур относил роман ко времени Александра Севера, т. е. к III ст. христианской эры, Бурман — ко времени Августа, Пети — ко времени Константина Вед.; огромное же большинство филологов, начиная со светил филологической науки XVI—XVII ст. (Питу, Казобон, Липсий) не колеблясь приписывали его Т. Петролию, известному, по Тациту, законодателю вкуса (elegautiae arbiter) при дворе Нерона. В настоящее время по этому вопросу, кажется, нет более разногласия, особенно после того как Бюхелер, главный знаток языка романа, заявил, что не только по всем обстоятельствам, среди которых движется роман, но и по языку и по технике стихотворных размеров он должен принадлежат к Нероновскому времени.

Прежде думали, что Сатирикон есть то самое описание развратных подвигов Нерона, которое, по сообщению Тацита («Ann.», XVI, 19), было в последние минуты жизни отправлено П. к Нерону и где он «изобразил гнусности государя, с приведением имен разделявших его разврат мужчин и женщин, и описал все, что в его сладострастных сношениях было нового». Но это мнение падает само собой при соображении, что небольшая тетрадь, написанная П. перед смертью, ни в каком случай не могла быть объемистым романом величиною приблизительно в 20 книг римского калибра. Гастон Буассье («L’Opposition sous les Cesars») думает, что Сатирикон был написан П. прямо для Нерона и развратников, окружавших его и Поппею, и что своим осмеянием богатых вольноотпущенников, игравших такую роль при дворе Клавдия, а также пародией на поэму Лукана, у которого Нерон оспаривал поэтическое первенство, автор хотел угодить Нерону и помимо развлечения пикантным содержанием.

Прозвище Arbiter, придаваемое автору романа рукописями, не принадлежит П., о котором повествует Тацит, но очевидно взято из Тацита, характеризующего его словами elegantiae arbiter. Что Сатирикон пользовался большим кругом читателей не только в древности, но и в средние века, об этом свидетельствует значительное количество дошедших до нас списков тех отрывков, по которым мы знаем о существовании целого. Не было недостатка в поклонниках романа П. и в новое время.

Ссылки


При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home