Ахилл

Ахилл (греч. Ἀχιλλεύς) или Ахилле́с (лат. Achilles) — в героических сказаниях древних греков является храбрейшим из героев, предпринявших под предводительством Агамемнона поход против Трои.

Сказания единогласно называют его сыном смертного — Пелея, царя мирмидонян (народ южной Фессалии), мать же его, морская богиня Фетида, принадлежит к сонму бессмертных. Согласно преданию, неизвестному Гомеру, но содержащемуся в древнем эпосе, мать его, Фетида, желая испытать смертен ли он или бессмертен, хотела вслед за рождением Ахиллеса окунуть его в кипящую воду, подобно тому, как она делала с прежними своими детьми, но этому воспротивился Пелей. Позднейшие же сказания повествуют, что Фетида, желая сделать своего сына бессмертным, погрузила его в воды Стикса или, по другому варианту, в огонь, так что одна лишь пята, за которую она его держала, осталась уязвимой; отсюда и поныне употребимая поговорка — «Ахиллесова пята» для обозначения слабой стороны данного лица.

Воспитание Ахиллес получил у Феникса, лечебному искусству обучил его кентавр Хирон. По требованию Нестора и Одиссея и согласно воле своего отца, он присоединился к походу против Трои в сопровождении 50 кораблей, своего воспитателя Феникса и друга детства Патрокла. Сказание послегомеровского цикла передаёт, что Фетида, желая спасти своего сына от участия в роковом для него походе, скрыла его у Ликомеда, царя острова Скироса, где он в женских одеждах находился между царскими дочерьми; с одной из них, Дидамией, он прижил сына Неоптолема (предание это послужило канвой для русского романа прошлого столетия: «Похождение Ахиллесово, под именем Пирры, до троянские осады», 2 изд., Москва, 1788). Хитрая уловка Одиссея, который под видом торговца разложил перед девушками женские украшения и, примешав к ним оружие, приказал неожиданно поднять боевой клич и шум, обнаружила его пол, и Ахиллес был вынужден примкнуть к походу греков.

В течение долголетней осады Илиона он неоднократно предпринимал набеги на различные соседние города. На десятом году осады, он во время одного такого похода взял в плен прекрасную Бризеиду. Она то и послужила яблоком раздора между Ахиллесом и Агамемноном, который свою пленницу Хризеиду вынужден был вернуть её отцу Хризею, и потому заявил притязание на обладание Бризеидой. Воспламенённый гневом, Ахиллес отказался от дальнейшего участия в битвах, а Фетида, желая отмстить Агамемнону за обиду, нанесённую её сыну, умолила Зевса даровать победу троянцам. Ни бедствия греков, ни мольбы и обещания посольства, которое, по совету Нестора, снарядил к нему Агамемнон, не могли смягчить гнева героя. Только, когда троянцы, предводимые Гектором, вторглись в сам лагерь греков, он разрешил своему другу Патроклу повести им на помощь мирмидонян и для большего устрашения врагов приказал ему облечься в свои доспехи. Но Патрокл пал от руки Гектора, и лишь обнажённый труп его был отбит греками у троянцев, доспехи же Ахиллеса достались в добычу Гектору. Тогда Ахиллес, безоружный и в сопровождении Афины, появился на поле битвы, и один грозный вид героя обратил врагов в бегство.

На следующее утро Фетида принесла своему сыну новые доспехи, скованные искусной рукой самого Гефеста (в особенности щит описывается в Илиаде, как дивное произведение искусства — описание, имеющее важное значение для первоначальной истории греческого искусства). Горя мщением, герой ринулся в бой и прогнал троянцев до городских стен; один лишь Гектор осмелился здесь противостать ему; преследуя убийцу своего друга, Ахиллес трижды гнал его вокруг стен, наконец убил его и, привязав обнажённый труп к своей боевой колеснице, повлёк за собой в лагерь. Пышно отпраздновав тризну по своём павшем друге Патрокле, он вернул за богатый выкуп труп Гектора отцу его царю Приаму, который с мольбой проник в его палатку. При дальнейшем течении осады Ахиллес, как об этом повествуют эпосы эпического цикла, умертвил Пентесилею, царицу амазонок, равно как Мемнона, сына эфиопского князя Эоса, которые пришли на помощь троянцам. По убиении последних, он проник до Скейских ворот Илиона, но здесь стрела, пущенная с лука Париса рукой самого Аполлона, поразила его в пяту, и герой погиб. Позднейшие сказания переносят смерть Ахиллеса в храм Аполлона в Тимбре, близ Трои, куда он явился, чтобы обвенчаться с Поликсеной, младшей дочерью Приама.

Греки воздвигли ему мавзолей на берегу Геллеспонта, и здесь же они, чтобы умиротворить тень героя, принесли ему в жертву Поликсену. За доспехи его, по рассказу Гомера, спорили Теламонид-Аякс и Одиссей. Агамемнон присудил их последнему. По Одиссее, Ахиллес пребывает в подземном царстве. Но уже «Этиопис», один из эпосов эпического цикла, повествует, что Фетида увела своего сына с горящего костра и перенесла его на остров Лёвке (наз. Змеиный остров) при устье Истра (Дуная), где он продолжает жить в обществе других обоготворенных героев и героинь. Остров этот служил центром культа Ахиллеса, равно как курган, который высится на Сигейском холме перед Троей и до сих пор слывёт гробницей Ахиллеса. Храмы его имелись ещё в Элиде, Спарте и других местах.

Пластическое искусство древности неоднократно воспроизводило образ Ахиллеса. Изображение его дошло до нас на многих вазах, барельефах с отдельными сценами или целым рядом их, также на группе фронтона из Эгины (хранится в Мюнхене, см. Эгинское искусство), но нет ни одной статуи или бюста, который можно было бы отнести к нему с уверенностью. Один из самых замечательных бюстов Ахиллеса хранится в Петербурге, в Эрмитаже. Печальная и вместе негодующая голова увенчана шлемом, который оканчивается нависшим вперёд гребнем, укреплённым на спине сфинкса; сзади этот гребень вьётся длинным хвостом. По обе стороны гребня изваяно в плоском реьефе по грифу, их разделяет пальметка. Передняя надлобная бляха шлема, оканчивающаяся с обеих сторон завитками, посредине украшена также пальметкой; по обе стороны от неё пара остромордых тонкохвостых псов с длинными прижатыми ушами, в ошейниках (по-видимому пара охотничьих псов, обнюхивающих землю). Выражение лица напоминает бюст, хранящийся в Мюнхене. Надо полагать, что здесь схвачен тот момент, когда уже надели на героя доспехи, скованные Гефестом, и вот лицо его уже загорелось гневом, жаждой мщенья, но печаль по милом друге ещё дрожит на губах, как отблеск внутренней сердечной тоски. Относится этот бюст, по-видимому, ко II веку н. э. к эпохе Адриана, но замысел его слишком глубок для этой эпохи, бедной творческой мыслью, и потому остаётся только предположить, что голова эта, как и мюнхенская, является подражанием, оригинал которого мог быть создан не позже Праксителя, то есть не позже IV—III в. до н. э.

Литература

  • А. П., «Ахилл Эрмитажа» («Жур. Мин. Нар. Просв.», 1868 г., ч. 139, № 8
  • Овербек, «Galerie heroischer Bilderwerke» (т. 1, Брауншв., 1852)
  • «Bulletino della commissione archaeologica di Roma» (т. V, 1877).



При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).

 
Начальная страница  » 
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Ы Э Ю Я
A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
0 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Home